Там на самом, — на краю земли… — Зубовская Губа.

Выполнив все намеченные дела на восточной оконечности полуострова, мы едем на северную его сторону. Нас ждет так же очень интересное место под названием Зубовская губа. Завтра мы снова будем стоять там день, но нам предстоит найти писанцы древних людей. Точных координат у нас нет, есть только описание из книги Михаила Григорьевича.

Проезжаем ВРМ. Останавливаемся. Очередной небольшой заброшенный поселок.
Эту аббревиатуру по-разному расшифровывают. В моей записной книжке есть такие варианты: «выпьем, ребята, «московской», «вотчина рыбаков-метеорологов», «вот развалины маяка».
Последнее прискорбное название появилось в 1996 году. Ну а официально ВРМ расшифровывается так: веерный радиомаяк. Расположен он в пяти километрах от Цып-Наволока, напротив мыса Лог-наволок.
Любопытно, что в писцовых книгах 1608-1611 годов упоминается одно из крупных рыбацких становищ — «Лок-Наволок». В губу впадает небольшая речушка Локи, у ее берега и ютились почти четыреста лет назад рыбаки. Странное это место. Неудобное, со всех сторон открытое для северных ветров. Наверное, поэтому после 1611 года и вплоть до 1953 года там никто не жил.
А в 1953-м было принято решение построить радиомаяк. Последний его директор Александр Гаврильченко рассказывает:
— Веерный радиомаяк — это устройство, посылающее радиосигнал на расстояние до 100 миль. По этому сигналу в море определялись как военные, так и гражданские корабли.
Рассказанное записано мною в 1995 году на втором этаже опустевшего кирпичного коттеджа. Уже вынесен «смертный приговор» маяку. Пустотой зияют окна отличных квартир. Молчит дизельная электростанция. Лишь в одной квартире стараниями Александра и его неугомонной жены Татьяны теплится жизнь.
Встретив меня, Таня принялась печь коронное блюдо -пироги, а мы с Сашей прошлись по территории.
— Вот эти дома — деревянные, за ними столбы по тундре стоят как виселицы — это все старый маяк. Он был чисто военным. В 1979 году вошел в строй новый маяк. Для него были поставлены мачты в 75 метров высотой. Построены коттедж со всеми удобствами, дизельная, котельная, сауна и бассейн, хранилище для топлива, очистные отстойники, мастерская.
Я тебе скажу, отличный объект! Мы сюда перевелись из Цып-Наволока в 1986 году. Жизнь была в радость. Потом оказалось, что сигнал нашего маяка никому не нужен. Спрашивается, зачем тогда строили? Столько денег ухлопали! Вышедшая на балкон Татьяна позвала:
— Мужики, хватит ноги мучить! Пироги стынут! Едва зашли в подъезд, как потянуло таким запахом свежеиспеченного хлеба, что слюнки потекли. И когда до стола дошли, рука не к рюмке, а к пирогам потянулась. А Таня суетится:
— Вот эти с морошкой, эти с грибами, эти с кумжей, эти с брусникой…
Просто удивительно, как много за столь короткое время она успела наготовить. Угощая нас с Сашей, Таня рассказывает:
— Ой, какой поселок был! Тут кроме нас еще метеорологи свои зонды запускали. Бывало, в праздники от песен да шуток тундра веселее становилась. У кого день рождения, у кого ребенок на свет появился, празднует весь околоток: и ВРМ, и Методичный, и Цып-Наволок.
Ракетчики, те изредка стреляли или от Методичного, или из Зубовки. Нас заранее предупреждали. Помнишь, Саша, как-то из Зубовки пустили ракету, а она полетела прямо на нас. Мы, как были, упали на землю. Я даже глаза закрыла, думала, конец.
Секунду лежу, другую — ничего. Открываю глаза, а ракета в это время шмыг над нами, только шум раздался.
Теперь все. Который год сидим с Сашей вдвоем, сторожим. Взяли бы и продали маяк, если не нужен. Место благодатное, богатое. Обидно: как только мы уедем, здесь все разворуют, побьют, испохабят.

Права была Таня. В 1995 году их с Сашей сократили, а спустя год ВРМ уже трудно узнавался. Видимо, такое это место. Жили люди в 1611 году, потом — 350-летний перерыв, опять поселение и опять перерыв. Надолго ли?
1.

2.

3.

4.

5.

6.

Останавливаемся на примеченном нами очередном водопаде. Водопады на Рыбачьем возможно могут быть на любом ручье.
7.

8.

9.

Тем временем, на полуострова приходит осень..
10.

Погода портиться, тучи на небе сгущаются начинает накрапывать дождик. Надо торопиться, впереди у нас довольно глубокая и длинная лужа. Благополучно ее проехав мы ухадим на Майноволок. Майноволок — дорога почти вдоль побережья от мыса Лазаря до Скорбеевской губы. Еще в Москве я читал про эту дорогу. Если все прочтенное и увиденное охарактеризовать как можно короче, то получиться просто — дорога сломай колесо. Но в тоже время, листая фотографии на которых были вполне стандартные машины. Что бы было меньше вопросов, нужно просто проехать по ней самим, тем более маршрут так и так проходил именно там.
Но вот и первый участок. Я его назвал: «сломай колесо». Но на самом деле ни чего страшного нет. Понижаечка и спокойно все проезжается.
11.

12.

13.

Но дальше была допущена одна из ошибок… Наверно кто интересовался этой дорогой, все наверно видели одиноко стоящий в русле реки остов бензовоза КРАЗ. Водитель которого решил проехать реку Пяйва вброд. Но дно у реки как трясина, засосала она машину, так и осталась она там на долгие годы. О такой же гарусной истории на кануне отъезда я прочел на Паджеро форуме. Одним словом, реку Пяйву я боялся как «черт ладана». Преодолев участок с красивым названием «сломай колесо» мы выехали на огроменное устье реки Пяйва.
14. Воткнутьпанараму

Ехать вдоль отлива я естественно стреманулся, и поехал по берегу. Меня конечно смутила еле накатанная дорога, но она все таки была и вела нас туда куда нужно. И вот мы подъехали к броду. Брод я бы назвал — «сломай два колеса». Посмотрев его решили не рисковать. Но мне не давал след явно от шоссейной резины, который явно проезжал тут совсем недавно. Осмотрев брод еще раз, прикинули траекторию и поехали.
15.

Буквально через километр мы выезжаем на накатанную дорогу. Как оказалась, нужно было ехать вдоль отлива, при этом дорога не пересекает Пяйву в брод, а уходит на верх берега. Теперь будем знать, а впереди нас ждал еще один брод. Судя по всему он не глубокий. Решили его форсировать сегодня, что бы послезавтра уже не морочить голову.
16.

Благополучно переправившись на противоположную сторону, нашли место для лагеря и благополучно разместились на нем.
17.

Время позволяло и мы пошли искать наскальные рисунки древних жителей полуостровов. Буквально не далеко от нашего лагеря был хорошо виден грот. В книге «Осиротевшие берега» Михаил Орешета описывает место с рисунками так: В 1979 году офицер Владимир Спивчук выехал с товарищами на рыбалку на реку Пяйве. К ночи рыболовы стали искать место для ночлега. Побегав туда-сюда, забрались под козырек скалы. Развели костер, и тут кто-то обратил внимание на странные рисунки. Утром присмотрелись повнимательнее: на камне бурой краской были нарисованы олени, человечки, лабиринты… Несколько геометрических фигур выгравировано на камне тонким инструментом, возможно, металлическим. Вся «картинная галерея» хорошо просматривается в лучах восходящего солнца и предположительно связана с культом Солнца. Все сходилось, вот берег реки Пяйва, как раз не далеко от ее впадения в Баренцево море. Вот скала с козырьком Грот аккурат смотрит на восток, откуда восходит солнце. Неужели все так просто? Но честно сказать, я был уверен что мы ни чего не найдем, все уж слишком как-то легко. Облазив весь грот и пройдя вдоль скалы мы соответственно ни чего не нашли. Но тем не менее не плохо прогулялись.
18.

19.

20.

21.

На улице стемнело и мы разбрелись по «квартирам» машинам отдыхать. Здесь хочется сказать спасибо тем ребятам, кому в голову пришла такая гениальная мысль как спальная система в машину». Спать совсем не хотелось и я включил старый советский мультфильм «Остров Сокровищ».

Погода на Рыбачьем у нас была станадртаная. Ночью периодически шел дождь, утром на смену дождю приходил ветер, который обдувал траву, днем было как правило пасмурно с прояснениями, а к вечерку на небе появлялось солнце. Но сегодня утром ветер дул с такой силой, что мою почти двух тонную машину качала как люльку младенца. Ветром сдуло все, что было на столе, включая бутылки — да и сам стол был опрокинут.
Утро было относительно ленивое. Позавтракав, я Женек и Ксюха решили продолжить поиск рисунков древних людей. Но в какой стороне их искать? В самом приметном месте их нет. Читаем описание расположения рисунков еще раз и еще. Вчитываясь в каждое слово, проектируя все это на местности. Порой, мне кажется, что все происходящие с нами, происходит не просто так. К примеру вчера перед сном, я совершенно без задней мысли посмотрел «Остров сокровищ», а что искали герои этого славного мультфильма, что бы найти сокровища? Правильно — карту. И тут мне вспомнились слова Капитана Смоллета:
-Пушка! Они заряжают пушку! А зачем? А, они будут стрелять!….
Так же у меня пронеслось в голове:
-Карта! У нас есть карта! На которой хоть и схематично, но нарисовано в какой стороне искать рисунки.
Изучив снова описание и карту отправились на поиски. А в округе растут вот такие вот подосиновики! Кушаем ягоды. Ягод было просто объеденье — морошка, черника, голубика!
Обследовали мы не мало скал, но на одной все таки я увидел те самые рисунки.
22.

23.

24.

Я умышлено не буду писать ни координаты рисунков, ни буду рассказывать как их и в какой стороне искать. Разгадать этот ребус было не просто, но мы разгадали. Мы задались всего одним единственным вопросом, которым задастся наверно любой человек, который самостоятельно отыщет эти рисунки.
Вот что пишет о рисунках Михаил Орешета:
В 1979 году офицер Владимир Спивчук выехал с товарищами на рыбалку на реку Пяйве. К ночи рыболовы стали искать место для ночлега. Побегав туда-сюда, забрались под козырек скалы. Развели костер, и тут кто-то обратил внимание на странные рисунки. Утром присмотрелись повнимательнее: на камне бурой краской были нарисованы олени, человечки, лабиринты.

Спустя год мы с Сергеем Карпенко и Сергеем Плискуном побывали там, где рыболовы нашли наскальные рисунки, составили информацию о находке и вместе с фотографиями передали ее в областной краеведческий музей. К сожалению, интереса у местных краеведов наши документы не вызвали. Спустя три года энтузиасты из Печенгского района проинформировали о загадочных рисунках Ленинградский институт археологии. Но только летом 1985 года у памятника появились специалисты. Ученые обнаружили 21 изображение — геометрические фигуры и силуэты оленей. Большинство рисунков выполнено красной охрой, смешанной с жиром и костным мозгом.

Несколько геометрических фигур выгравировано на камне тонким инструментом, возможно, металлическим. Вся «картинная галерея» хорошо просматривается в лучах восходящего солнца и предположительно связана с культом Солнца.

По мнению ученых, наскальные рисунки относятся к концу каменного века, им 3-4 тысячи лет. Качество краски, которой пользовались наши предки, не может не вызвать восхищение.

Рисунки в Зубовской губе — самый северный в европейской части страны очаг наскальной живописи. Радоваться бы, что он сохранился, и беречь уникальные творения. Но, сами того не желая, мы привлекли к древнему памятнику внимание. В «картинную галерею» зачастили любители старины. Большинство ограничивалось фотографированием, но кое-кто стал отламывать кусочки камней с рисунками на память. На скале появились надписи типа «Здесь был Вася. Дмб…» Сколько же у нас невежества!
Буквально перед написанием отчета, листал купленную еще в 2012 году в Умбе книжку — «Рисунки Канозера». И как ни странно увидел там небольшую заметку про писанцы на Рыбачьем полуострове. Но вот, что пишут в книге:
«В 1985 году на полуострове Рыбачий были открыты писанцы, пока единственные на Кольском полуострове. Росписи и гравировки на отвесных выступающих блоках скального останца на берегу реки Пяйве получили название «Галерея» Рисунки представляют собой геометрические узоры (всего 25 фигур). Красная охра, смешанная с жиром, наносилась пальцами на поверхность камня. Эти изображения, учитывая их стилистику и тематику, высоту над уровнем моря и археологические находки, обнаруженные рядом, допустимо относить к мезолитическому времени — 6-5 тыс. лет да н.э…» И вот, что любопытно, только сейчас узнал из этой книги вот какой интересный факт: -«На Рыбачьем полуострове, на берегу реки Майки была обнаружена еще одна роспись в пещерном углублении скалистого берега, так же выполненная красной охрой, но стилистически и тематически резко отличающиеся от пяйвинских писанец. Эта композиция датируется 2-м тыс до н.э.»
25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

Ну что же, основная цель здесь достигнута, рисунки найдены и со спокойной душой возвращаемся в лагерь. На Паяве тем временем прилив! Жаль, что я так и не сходил на устье посмотреть на прилив.
32.

За время нашего отсутствия Галя набрала грибов, которые мы конечно же пожарили и умяли с картошкой!
33.

34.

Пока грибы варились, жарились и парились я уминал витамины — которые росли прям под ногами. 10-15 минут и 500 мл кружка набита с горкой ягодами!
35.

Вообще удивительное место — Зубовская губа. Это какой-то зеленый оазис среди каменных скал полуостровов. Царства мхов, ягеля, камня и болот. Здесь растут пусть и не большие но деревья, под ногами песок.
В Географическом словаре Мурманской области В.В. Мужикова (Мурманск, 1997) читаем: «Зубовка. Населенный пункт на берегу губы Зубовская, в 206 км от поселка городского типа Никель. Рыбацкое становище Зубово упоминается в писцовых книгах 1608-1611 гг. В 1870-х годах образовалась колония. В 1888 г. население переехало в с. Цып-Наволок и другие села. Постоянное поселение вновь возникло в 1923 г». Но когда говоришь о далеком прошлом, нужно иметь в виду, что название Зубовка (или Зубово) имели разные объекты, расположенные на территории от мыса Лазарь до мыса Май-наволок…
В Зубовской губе имеются захоронения людей каменного века, несколько могил викингов и священный камень лопарей, которому в древности приносили жертвы.
В конце XIX века на Зубовских островах существовала норвежская колония. Позже она переместилась на материк. На ее месте до сегодняшнего дня можно обнаружить фундаменты домов, принадлежавшие поселенцам той поры.
В марте 1940 года один из домов в Зубовке занял пограничный пост. В годы Великой Отечественной войны этот район усиленно охранялся из-за возможной высадки морского десанта… — да, и здесь когда то кипела жизнь. Рождались, жили и умирали люди, а сейчас тишина.
Ближе к вечеру мы с Женьком решили прогуляться вверх по течению Пяйве, до нескольких точек, обозначенных на моей карте как «водопады». Еще вчера, когда мы искали рисунки, был слышен шум воды, но пройдя чуть вперед мы развернулись, но сегодня время позволяло и мы прогулялись дальше. Шум воды все же издавал маленький водопад, а не пороги как мы вчера предположили. Широкое русло реки Мойки в один момент проходило в узкой гранитной теснине, длинною в несколько десятков метров. Бурный поток реки падал с небольшой высоты, но тем не менее шум воды разносился на сотни метров.
36.

37.

38.

39.

К сожалению мы смогли дойти только до первой точки с водопадом — у меня оставалось их еще две. И судя по снимкам с космоса, вторые два водопада были поинтересней. Но время не позволяло прогуляться, идти по болотам три километра в сумерках занятие не из лучших.
40.

Входе прогулки, на берегу реки нами были замечены непонятные песчаные холмы. Холмы были явно рукотворные, но что это и для чего мы так и не поняли. Возможно это могилы викингов, о которых упоминал Михаил Орешета в своей книге?
41.

Там где-то вдалеке над сопками, поливает дождь. У нас тихо. И все же удивительное это место Зубовка!
42.

43.