Там на самом, — на краю земли… Зубовский тракт.

С Эйны на восточную часть Рыбачьего можно добраться двумя дорогами: либо через полуостров по знаменитому «зубовскому тракту», либо вдоль берега по бездорожью, где (будьте уверены!) никого, кроме оленей, не встретишь.
Долой сомнения. В путь по бездорожью!

Эх, да было бы так! Но были сомнения, и бог знает еще, что, но бездорожье у нас отменилось.
Мы едем «Зубовским трактом» на Цып-Наволок.
На самом деле этот рассказ будет интересен тем, кто задается вопросом какие дороги в центральной части Рыбачьего. Добро пожаловать под кат, там все расписано!

Под катом + 36 фото дорог Рыбачьего.

Начало тракта проходит через с виду хлипкий мостик. Деревянные мосты на Среднем и Рыбачьем, почти все сгнили и не пригодны для проезда по ним тяжелых внедорожников. Как правило, рядом с ними есть объезды рек и ручьев вброд.
1.

Начинают встречаться лужи. Лужи на Рыбачьем не только коварны глубиной, но так же наличием в них больших валунов. А как покажет дорога дальше, лужи коварны еще скобами и торчащими плитами, но об этом позже.
Треть дороги была уже известна мне, так как по ней мы ехали два года назад. Сомнительных луж на первой трети было всего две. Первая оказалась лишь на вид грозной, а на самом деле же была мелкой и ровной, а вот лужа, которую нам пришлось объезжать была все-таки коварна. Об этом меня предупреждали еще 2012 году, но сейчас на машине установлен шноркель, и это повод не объезжать лужу, а ехать прямо через нее. Рядом с лужей все болото изрыто, видны следы неравной борьбы человека с природой. Но, а я пробую ехать прямо. Да, промоина есть, машина на мгновение нырнула в мутную воду по самые помидоры фары. Наверно хорошо, что в прошлый раз мы все же объехали ее.
2.

3.

4.

5.

5а 😉

Не вся техника может пережить «зубовский тракт».
6.

Пытаемся рыбачить. Почти все озера на Рыбачьем не глубокие, промерзающие до дна зимой и рыбы в таких озерах нет.

7.

8.

Но вот замаячил перекресток рыбачинских дорог. Два года назад на нем мы повернули налево, в сторону горы Переметная, то в этом году наш путь строго на Север!
Здесь я сделаю отступление в пользу 2012 года.
Шноркелей у нас нет, запаса топлива хватит или нет не известно, известно что в сторону Зубовки ушли два Джимника и вроде как прошли успешно. Рисковать ни у кого желания не было и мы едем в сторону Переметной. Дорого здесь конечно адъ! Дорогой ее могут назвать только водители УРАЛов, да и то они как правило пользуются другой более ровной дорогой. Медленно переваливаясь с камня на камень, за окнами не спеша проплывают пейзажи.
9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

Вон, как на ладони видна так манящая к себе Зубовка, а за ней на горе стоит воинская часть. Отсюда все, кажется, так близко, но когда смотришь на время и пройденное расстояние понимаешь – это обманчиво. Впереди на Переметной замаячил памятник погибшим ВОВ. Дальше дорога вполне знакомая, без глубоких луж и больших камней, только с мостиком из какой-то брошенной техники.
16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

Но в этом году мы все же должны открыть для себя восточную часть полуострова.
Дорога направо, на Цып-Наволок была усеяна большими камнями, глубокими лужами. Меня пугали «Зубовским трактом» еще в Москве, но на мой взгляд ни чего сложного в ней нет. Были две большие лужи, которые мы предварительно промерили и прикинули траекторию движения.
В первой луже внимание нужно обратить, на торчащие из гнилых бревен, бывшей гати, гвозди и скобы. Вторая лужа неприятна тем, что на ее дне лежат плиты, которые под тяжестью проезжающих здесь УРАЛов, сползли в бока, и края которых выступают на достаточно серьезную высоту. Вторую лужу объезжаем по хитрой траектории.
26.

27.

28.

29.

30.



Бывает накатанные объезды, по всей видимости, не приятных луж.
31.

32.

Выезжаем к северной части полуострова. Пока позволяет время надо найти обломки разбившегося в декабре 2007года о скалы сухогруза «Виктор Корякин». Точно указать место остатков я так и не смог. Информация в интеренете разнилась. Точек три. Едем к первой. Впереди стоит московский пикап. Прыгаем по скалам ближе к побережью. Здесь встречаю Андрея . Немного пообщались и пошли дальше. Между скалами аккуратно втиснут нос корабля. «Виктор Корякин» ли это? Меня терзают сомнения, так как на фотографиях он был целый, а сейчас от него остался только нос. Со скалы нос казался каким-то маленьким, но это ровно до того как посмотришь в трюм. Какой же он большущий! И в этот же момент понимаешь на сколько высокая скала на которой стоишь. Невольно в ногах проскальзывает дрожь и небольшой выплеск адреналина в кровь. Сейчас, когда я пишу отчет, наверно можно сказать да, это то, что осталось от сухогруза. Время, ветер, шторма, острые скалы и металлисты сделали то, что сейчас от сухогруза осталось. Хотя наверное все же нет, это нос какого-то другого корабля. «Виктора Корякина» мы так и не нашли…
33.

34.

35.

Мы возвращаемся на дорогу и едем на Цып-Наволок. До него осталось совсем чуть-чуть.
36.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *