Железнодорожные выходные. УЖД Мезиновского торфопредприятия.

В начале марта я писал про то, как мы пытались найти на востоке московской области действующую УЖД. Тогда мы посетили три некогда богатых на УЖД поселка: Рязановский, Радовицкий Мох и Болонь. И только в последнем нашли артефакты присутствия рабочей узкоколейки.
После той поездки на просторах интернета наткнулся на ребят, которые организовывают поездки по еще пока действующим узкоколейкам.
И вот 22 марта рано утром я выезжаю их Москвы во Владимирскую область в посёлок Мезиновский на Мезиновскоеторфопредприятие.

Далее + 91 фотография!!!!

Выехал я очень рано, так как навигатор упорно талдычил мне, что на место я приеду как минимум в двенадцать с лишнем часов. Но назло глобальному проводнику приехал я даже немного раньше запланированного да и к тому же успел заехать еще в одно местечко.
Местечко это станция Тумская. Когда-то это логово дизель-поездов Д1; начало воспетой Паустовским Мещёрской Магистрали. Линию УЖД, здесь разобрали в прошлом году, а из оставшейся техники сделали импровизированный музей.
Подробней о станции Тумская в следующей части.
Музей состоит из четырех экспонатов: снегоочистителя, тепловоза ТУ-6, пассажирского вагона и грузовой платформы.
На путях широкой колее в одиночестве стоит пассажирский вагон «сидячка». Времени бродить по станции совсем не было, нужно ехать дальше.
1.

2.

На переезде встретились с Женьком и Ксюхой и поехали к воротом предприятия. Вскоре приехал один из организаторов покатушек – Антон. Он провел нас на территорию где мы прогуливались по территории депо рассматривая узкоколейную технику. Скоро подтянулись и остальные участники, которые приехали из Москвы на электричке.
На путях стоит ТУшка, ЭСУшка и пассажирский вагон.
3.

4.

Было немного времени и мы прогулялись по депо. Кстати запомните этот тепловоз без двигателя…
5.

6.

7.

8.

9.

В депо стоит какой-то знакомый запах. Повсюду разлито масло и солярка…
10.

Весят плакаты по технике безопасности.
11.

В одном из цехов стоит токарный станок. И вот здесь я вспомнил, что напоминает мне этот запах… Дело в том, что мой покойный отец был токарем, работал он а автобусном парке, и часто брал меня с собой на работу. Так вот там так же пахло. Пахло металлом, сваркой, маслом – пахло работой…
12.

Вскоре из депо выехал тепловоз, который нас повезет катать.

13.

14.

15.

16. Стыкуется с нашим вагончиком.

В вагоне чистенько и уютно. Здесь есть даже газовая плита и печка буржуйка. Можно жить!
17.

18.

19. Обратите внимание на рельсы!

Потом нас повели показывать и рассказывать как перерабатывают торф и делают торфяные брикеты, которые идут на отопление.

Торф с болота свозится на предприятие

20.

Посредством насосов сухой торф закачивается в такие барабаны.

21.

Здесь происходит окончательная сушка, валка торфа. На конечном этапе торф порисуется в брикеты. На выходе, бока будущих брикетов обжигаются.

22.

Брикет длинной кишкой поднимается по импровизированной трубе наверх, где происходит его фасовка.

23.

24.

25.

Вот такие вот батончики торфа получаются на выходе. Ими можно топить печи. Конечно торф уступает по выделению тепла каменному углю, но превосходит древесину.

26.

Весь процесс полностью автоматизирован. А ход обработки показан на нескольких мониторах.
27.

28.

После экскурсии по производству, мы погрузились в вагончик и неторопливо поехали на поля торфодобычи. Стуча колесами и неуклюже поворачивая на почти прямых рельсах, мы выехали на обширные болота. Тепловоз не спеша тянул вагончик за собой. На улице светило солнце, припекая своими лучами сквозь окно. В вагоне бойко шло обсуждение узкоколейки, добычи торфа и торфоперерабтки.
29.

Я же вышел в тамбур, и высунулся из открытой двери. Маленький тепловоз тянул маленький вагончик, который покачивался из стороны в сторону на маленьких рельсах. Я смотрел вперед, изредка уварачиваясь от веток немногочисленных берез, которые растут вдоль линии, представлял себя на месте Паустовского, который на таком же вагончике держал путь вглубь Мещерского края.
30.

За Гусем-Хрустальным, на тихой станции Тума, я пересел на поезд узкоколейки. Это был поезд времен Стефенсона. Паровоз, похожий на самовар, свистел детским фальцетом. У паровоза было обидное прозвище: «мерин». Он и вправду был похож на старого мерина. На закруглениях он кряхтел и останавливался. Пассажиры выходили покурить. Лесное безмолвие стояло вокруг задыхавшегося «мерина». Запах дикой гвоздики, нагретой солнцем, наполнял вагоны.

Пассажиры с вещами сидели на площадках — вещи в вагон не влезали. Изредка в пути с площадки на полотно начинали вылетать мешки, корзины, плотничьи пилы, а за вещами выскакивал и их обладатель, нередко довольно древняя старуха. Неопытные пассажиры пугались, а опытные, скручивая козьи ножки и поплевывая, объясняли, что это самый удобный способ высаживаться из поезда поближе к своей деревне.

Узкоколейка в Мещёрских лесах — самая неторопливая железная дорога в Союзе.
К. Паустовский.

Да, и здесь тесно пересекается та самая станция Тума, а которой я расскажу подробно в следующей части. Но а пока мы прибываем на переезд, здесь делаем остановку. Здесь на обратном пути у нас будет пикник.
31.

Впереди виднеется бывшая станция Карсак и стоящая на ней узкоколейная техника.
Станция Карсак раньше по всей видимости имела три пути, центральный основной и два боковых. Левый боковой путь разобрали, оставив только правый, возможно использовавшийся как разъезд, а ныне на нем стоит списанная техника: два снегоочистителя, рельсоукладчик, несколько торфовозных вагонов, платформы для перевозки колесной техники и узкоколейная баня! Самодельная баня поставленная на платформу. Внутри печь буржуйка и скамейки вдоль стен.

32.

33.

34.

35.

Раздался тепловозный гудок, который оповестил нас о том, что тепловоз выехал с переезда и направляется к нам. Все рассредоточились по разным местам и замерли в ожидании лучшего кадра. Короткая остановка и мы неторопливо движемся дальше.
36.

В вагоне я уже прокатился, настал черед прокатится в кабине тепловоза. Но в кабину набилось много желающих, и мы решили поехать на самом носу ТУшки.
Это было великолепно! Поезд не спеша переваливался с одной рельсы на другую, где-то снизу на стыках стучали колеса. Теплый весенний ветер трепал волосы.
Выезжаем со станции и держим путь на поля торфоразроботок.
37.

38.

39.

Узкой полоской сквозь болота тянется узкоколейка. Слева и справа от линии бескрайние болота с многотонными залежами торфа.
Периодически встречаются следы узкоколейных железнодорожных крушений. Дело в том, что вагоны для транспортировки торфа, высокие и широкие, а колея довольно узкая, и к тому же далеко неровная. Вот и опрокидываются вагончики, иногда тянущие за собой и весь состав целиком.
40.

Добираемся до небольшого перелеска. С основного пути начинают уходить технологические усы на поля разработок. Они уже давно недействующие, часть из них ждет демонтаж, а часть законсервированы на неопределенный срок. На одном из таких усов стоит ЭСУ и несколько платформ. Через минуту мы подъезжаем на поля торфодобычи.
41.

42.

43.

44.
Здесь нам рассказали как готовятся поля для добычи торфа, как его добывают, как осушают болота и много другого интересного.
Фрезерный способ добычи торфа — является самым распространенным, но самым чувствительным к изменению погодных условий.
При фрезерном способе торф разрыхляется на глубину до 2 см с помощью трактора с установленным на нем навесным оборудованием. Такое оборудование являет собой фрезерный барабан или ножевой фрезер. Вращаясь вокруг собственной оси и углубляясь в залежи, фрезы снимают небольшой по толщине слой, превращая его в крошку. Разрыхленный таким образом торф сохнет на солнце. Во время сушки торф переворачивается 1-3 раза с помощью ворошилки, которая так же устанавливается на тракторе. После того, как фрезерный торф достигает нужной влажности, он собирается в валки прямо на поле. Фрезерование, шевеление и валкование образуют собой так называемый «цикл сбора». Сразу после валкования начинается новый процесс фрезерования поверхности болота. Торф, собранный в валки, хуже вбирает влагу и потому останется сухим. После выполнения 4-6 циклов сбора торф, с помощью ленточного конвейера из валков грузится на прицепы и доставляется на специальную площадку для последующего складирования в бурты. Фрезерный торф может быть высушен лишь при сухой солнечной погоде, потому его добыча возможна лишь летом на протяжении достаточно короткого периода времени. Фрезерный торф являет собой сыпучую смесь мелких частиц разного размера.
А вокруг черные торфяные поля, различная техника по добыче торфа из недр. Техника здесь своя, необычная. Вот к примеру торфоуборочная машина МТФ-43А, ну чем не космические корабли пришельцев? Или как вам гусеницы этого монстра?
45.

46.

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

Сторожки отапливаются причудливыми корягами. Если порыться в груде этих пней, то обязательно можно отыскать какие-нибудь пеньки и из них сделать разные декоративные вещи.
54.

55.

После осмотра полей наш поезд покатил в обратную сторону. Недалеко от заброшенной станции Карсак, мы остановились на пикник, который любезно нам подготовили организаторы поездки. За что им огромное спасибо, очень своевременно.
И здесь пришла мысль – а что, если на ночевку встать на этом месте? А что, место хорошее, сухое, есть беседка, недалеко заброшенная станция которую можно будет пофотографировать спокойно или же даже ночью или на рассвете. Дорога до беседки по всей видимости чистится даже зимой, на другой стороне УЖД видно вполне проезжий проселок. Решено, пробуем добраться сюда.
56.

57.

58.

59.

60.

61.

Время неуклонно катилось к концу дня. Экскурсия подошла к концу. На горизонте показался наш небольшой тепловозник, который юрко «плыл» по волнистым рельсам. Нас ждал не долгий перегон до депо. На этом перегоне я забрался в кабину тепловоза, заодно узнать у дяди Пети (так зовут машиниста тепловоза) дорогу и возможность проезда до беседки, а заодно и разговорились на разные темы.
62.

63.

64.

65.

66.

67.

По приезду в депо, попрощались со всеми и поехали к месту ночевки. Дорога не вызвала никаких проблем, куда более грозно она выглядела из окна тепловоза. Пересекли в третий раз линию УЖД мы прибыли к беседке.
68.

69.

Пока солнце не опустилось за горизонт, вооружившись фотоаппаратом я решил вернуться на станцию.
Не успел я дойти да станции как на путях увидел снова знакомую ТУшку которая возвращалась с торфяных полей. Из окна вылез уже знакомый дядя Петя, спросил меня смогли ли мы доехать, получив утвердительный ответ промчался дальше.
Я же спокойно, не спеша полазил по технике, пофотографировал. Из за туч появилось солнце, окрасив своими теплыми лучами все вокруг…
70.

71.

72.

73.

74.

75.

76.

77.

79. А вот кстати и сама баня.

80.Платформы, для перевозки колесной техники.

81.

82.Бескрайние мещерские болота.

83.Сцепка.

84.

Вернулся обратно в лагерь, настало время ужина. На улице еще было светло, время было только половина девятого. Мы уже настолько нахватались впечатлений и чистого кислорода, что нас срубало в сон не по-детски. Пока ужинали незаметно нас накрыло темнотой. Решил посмотреть как будет светить задний рабочий свет без снега (прошлые испытанию были тогда когда лежал снег), ну что же совсем не плохо. Сзади можно спокойно разбивать лагерь, занимать прочими делами, все здорово!
85.

86.

Когда совсем стемнело, усталость и сон окончательно свалил с ног Ксюху, ну а самые стойкие Женек, Галя и я пошли снова на станцию, попробовать сделать какие-нибудь интересные фотографии станции призрака. На небе то загорались, то снова тухли звезды, где-то в дали, на полях, светили прожектора. Похолодало. Станция в свете фонарей ничем особым не зацепила.
87.

88.

89.

90.

91.

Станция призрак, не смогла похвастается приведениями и прочими аномалиями, хотя…. Пока мы гуляли по станции вдалеке надрываясь, лаяли собаки. Со временем их лай становился все ближе и отчетливей. В какой-то момент мы поняли, что лай совсем близко, и звук идет от нашего лагеря. Здесь шутки закончились. Мы шли по линии, светя фонарями вперед. Мощный поток света прорывал тьму, обернувшись по спине прошел холодок, станция призрак дышала нам в спину своим холодным дыханием. Свет от фонаря снова осветил остов брошенного снегоочистителя на заброшенных путях забытой станции Карсак. Снегоочеститель как бы ехидно улыбался, провожая нас своим холодным взглядом. Лай собак приближался. Впереди заблестели три пары глаз. В одной руке все крепче я сжимал фонарь в другой подготовил штатив для самообороны.
Подойдя еще ближе, светящихся глаз в темноте, становилось все больше и больше, а спине все холоднее и холоднее….
Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *