Там насамом, — на краю земли! — Перевал.

Не самое приятно дело ехать ночью по Печенгскому шоссе. Узкое, полное крутых поворотов, спусков и подъемов дорога в купе с усталостью, ремонтами дороги и туманом давалась на последних силах.
На небе сквозь облака пробивалось северное сияние. Оно сопровождало нас до КПП у Титовки.
Благополучно добравшись до КПП пограничников свернули на грунтовку ведущую к полуостровам, небо затянуло тучами а в низине клубился плотный туман. Шутка ли, но первый день осени Арктика нас встретила минусовой температурой.
Лагерь разбили на излюбленном месте реки Титовка. Было уже достаточно поздно — почти три часа ночи. Долгий перегон и особенно последние километры по серпантину в туман и делали свое дело, спать хотелось ужасно. Но заполярные «боги» думали иначе и перед сном «включили» нам необыкновенное по красоте действие — северное сияние.

Под катом: +19 фото.

Здесь, вдалеке от городских огней, всполохи северного сияния были отчетливо видны, переливаясь они то и дело создавали разные фигуры. Сон? да какой к черту сон! когда тут такое шоу! Первый раз видя такую красоту я так же пытался запечатлеть ее на матрицу фотоаппарата. Что из этого получилось, на мой взгляд на первый раз вполне не плохо. Над северным горизонтом, простирается светлая полоса, сейчас заполярная ночь похожа на летнюю ночь средней полосы России. Ближе к четырем часам утра северное сияние сошло на нет и мы впечатленные увиденным разбрелись по машинам и отправились в мир снов.
Больше фотографий северного сияния можно посмотреть здесь

1.

2.

Утро следующего дня было не ранним. Выполнив задачу по скорому перегону из Москвы на полуострова, организму нужно было дать отдохнуть. Но расслабляться все же не стоило. Постепенно собираем вещи и отправляемся дальше — нас ждет перевал.

3.

4.

5.

Около «пьяного»ручья не нарушаем традицию, и махнув по одной движемся дальше.
6.

Никакими словами не описать его суровую красоту. Летом он поражает голубыми озерами в ладонях темных гор. Зимой — безбрежьем белого одеяния. Осенью «кровоточит» редкими гроздьями рябины, рискнувшей забраться так далеко.

Собственно перевал начинается от Пьяного ручья, бурный поток которого дорога пересекает, едва свернув от реки Титовки. Как вы понимаете, название Пьяный имеет непосредственное отношение к хмельным напиткам, а больше всего к «ворошиловке». Так раньше у военных называли краденый спирт (ворованное «шило»).

7.

8.

9.

Дорогу через перевал торили монахи Печенгского монастыря. Была она пешеходно-конной и до тридцатых годов нашего века устраивала людей. А затем на перевал пришли военные, технике которых дорога не соответствовала, и сюда направили 14-й саперный батальон с несколькими тоннами динамита. Солдаты вручную долбили в граните углубления, закладывали в них взрывчатку и взрывали скалы, чтобы сделать дорогу крепче и ровнее.

В 1940 году через перевал прошел первый танк. За ним ехала знаменитая «полуторка». У печально известного авариями поворота под названием «не забудь повернуть» она сорвалась с обрыва в озеро и стала первой в истории техникой, потерпевшей крушение на перевале.

В годы войны перевал был у фашистов. Они выровняли полотно и построили еще одну тыловую дорогу, которая выходит к хребту Муста-Тунтури. Отступая в сорок четвертом, егеря в нескольких местах взорвали скалы. Таким перевал предстал перед бригадой ПВО, передислоцированной на Средний и Рыбачий в шестидесятые годы.

10.

11.

13.

В шестидесятые, семидесятые, восьмидесятые годы все машины, которые шли через перевал со стороны Титовки, неизменно останавливались у ручья, где принято было пропустить по одной за благополучное преодоление препятствия. Так и стал ручей Пьяным. Как вы, возможно, догадались, по ту сторону перевала есть ручей Трезвый, но до него мы еще не доехали.
14.

15.

Суровая красота перевала, лишенная почти всей растительности, поражает своей неповторимостью. Розноуревневые озера, огромные валуны лежащие на склонах сопок и пучки ягеля — все это суровая северная красота. Ручьи перетекающие из одного озера в другое, образуют своеобразные макроводопады. И если побродить по окрестным сопкам, то таких водопадиков можно найти не один десяток.

13.

14.

15.

Но дорога забирает все выше в гору. С вершины перевала открывается вид на небольшой краешек — горы Мотка и Эйна. Дорога лихо побежала вниз, но расслабляться не стоит — дорога очень коварна, об этом напоминают памятники и остовы брошенных машин в кюветах.

По рассказам старожилов, в 60-е годы по этой дороге везли с Рыбачьего ребят, уволенных после службы вРыбачьего армии в запас. Дело было поздней осенью. Дорога скользкая. При подъеме на «восьмерку» водитель стал переключать скорость, но что-то у него не получилось, и машина сорвалась с обрыва в реку. Погибли все, кто находился в кузове — 16 человек. Водителя и офицера выбросило из кабины. Еле живые, они хотели помочь товарищам, но в ледяной полынье были только мертвые тела.

По воле рока из кабины вылетел автомат. 22-летний офицер, подняв его, долго смотрел на следы трагедии — на дрожавшего водителя и на погибших ребят.

Потом короткая автоматная очередь эхом пронеслась по речному каньону. Паренек-водитель покачнулся и, свернувшись калачиком, полетел в воду.

Неторопливо забросив автомат за спину, офицер дошел до моста у поселка Новая Титовка. В те годы там находился КПП. Ничего не говоря дежурившим матросам, доложил в часть о трагедии. Попросил закурить. После двух-трех затяжек бросил сигарету. Долго пристраивал автомат к подбородку и… нажал на курок.

Спустя год в память о погибших на берегу реки был установлен обелиск. Стоит он и сегодня, давно некрашеный, всеми забытый, безликий и безымянный.
16.

Дорога была жуткая. На самой проходимой технике 14 километров перевала путники преодолевали за полтора часа. Происходили аварии, гибли люди. Что сделал русский человек, чтобы положить этому конец? Кто сказал «привел дорогу в порядок»? Нет, конечно.

«Дорога, дорога, ты знаешь так много…» Проезжая перевал, нельзя не вспомнить подполковника Кашина. В семидесятые годы он некоторое время был начальником тыла бригады ПВО. Как-то, наведавшись в Мурманск, заехал в организацию, занимавшуюся установкой дорожных знаков. Показал там карту полуостровов с сетью обозначенных дорог. Пожаловался, что нет знаков и от этого аварийность очень большая.

К отъезду из Мурманска кузов кашинского «Урала» был загружен всевозможными дорожными знаками. Доехал Кашин до Пьяного ручья. Отметил это дело и, продвигаясь далее, стал ставить дорожные знаки. Чего там только не было: и пешеходные переходы, и знаки ограничения скорости до 60 километров в час, и даже один «железнодорожный переезд».

В конце перевала, у Трезвого ручья, Кашин установил три знака — «родник», «стоянка» и «движение по кругу». Что ж, предлагаю испить холодной воды из Трезвого ручья и с благословения Кашина проехать по кругу полуостровами Средний и Рыбачий.

Дорога неуклонно спускается к морю, вот на незаметной сопке стоит крест, чуть дальше памятник павшим бойцам красной армии, а за ним бойко звучит «трезвый ручей».
Крест стоит здесь не просто так. Останавливаемся и поднимаемся на гранитный выступ. Под крестом табличка:» Высота «ЯЙЦО» 1-5,10,1942г. сводная рота морских пехотинцев СОР СФ под командованием А. Юневича, вела здесь смертельный бой с врагом. Путник … С этих скал кровь ручейком стекала в губу Кутовую. Вечная слава павшим. Дай Бог памяти живущим.» О событиях которые развернулись на склонах Муста-Тунтури в годы ВОВ я расскажу несколько позже, а сейчас пересекаем перешеек между материком и полуостровом Средний, огибаем его по восточной стороне (к слову сказать дорогу тут разбили в хлам!!!)пересекаем еще один перешеек и попадаем на полуостров Рыбачий! Вот от сюда мы и начнем знакомство с полуостровами Средний и Рыбачий.

17.

18.

19.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *