Там на самом, — на краю земли… Война… Муста-Тунтури…

Муста-Тунтури — в переводе с саамского черная гора. И действительно хребет своими темными скалами стоит у подножья Малой Волоковой губы, как стена разделяющая материк и полуострова. Хребет Муста-Тунтури стал известен во время войны, именно здесь впервые забуксовал план «Барбаросса» и именно на этом участке советские войска в первые дни наступления остановили немецкие войска и до конца войны держали их на этом гранитном поле боя. Надо понимать, что беспоследствонно такой подвиг не мог не остаться. Мот и мы поднимемся на хребет и посмотрим на остатки войны, которые здесь до сих пор лежат уже 69 лет…

Под катом: — 47 фотографий + бонус 3 видео.

На пути к Муста-Тунтури заезжаем на две последние точки на полуостровах. Водопады на реке вытекающей из озера Палви. Первый водопад довольно известный, его видно с дороги.
1.

2.

А вот до второго водопада стоит немного пройти. Но он того стоит. Говорят, есть еще один, выше по течению, но время нас немного поджимало и мы ограничились двумя водопадами.
3.

Едем дальше. Впереди черной стеной стоят гранитные скалы Муста-Тунтури. И впрямь черная гора…
4.

Подъезжаем к музею. На пороге бытовки сидит Юрий Александрович. Немного поговорили о текущих проблемах музея отправились на вершину горы. У подножья скал есть большое братское кладбище. Поисковики находят каждый год и все новые и новые останки наших бойцов, поэтому могилы уже давно вышли за пределы старого захоронения. Чуть выше стоит часовенка, можно ударить в колокол в честь павших здесь солдат.
5.

6.

7.

Тропинка, ведущая на вершину довольно крутая, и по неволе начинаешь задумываться, как здесь воевали наши солдаты? А если к этому прибавить — холод, голод, усталость, пули свистящие над головой, ветер и обледеневшие скалы — героизму воевавших здесь красноармейцев не занимать…
8.

9.

Поднимаемся наверх. Пустынное каменное плато… Ни кустика, ни деревца…
Весь хребет усыпан хвостовиками от мин, и самими минами. Гильзы, колючая проволока, осыпанные от времени или попаданий мин, укрытия, опорные пункты…. Как мне показалась, здесь не нужно много слов. В таких местах, мне хочется побродить одному, помолчать…
В голову лезут разные мысли. Говорят, война не закончена до тех пор, пока не будет похоронен последний солдат, Великая Отечественная Война будет длиться еще долго….
Бродя по гранитным скалам, между остатками укреплений, кусками колючей проволоки, начинаешь понимать, сколько крови здесь пролито… Чего только стоит подвиг капитана Юневича, вызывавшего огонь на себя два раза!!! Когда отборные бойцы «Горных егерей» возненавидели красноармейцев за их упорство, не желание сдаваться, за то, что они оказались тверже гранита!
Присев на камень около небольшой лужи, где на ветру трепещет белая пушица, задался одним вопросом – а смогли бы мы сейчас так же постоять за свою землю? Ответить себя я так и не смог…
10.

11.

12.

13.

14.

Колпинский включил рацию. Открытым текстом в эфир полетела последняя радиограмма: «Огонь на нас! Фашисты совсем близко! Нас осталось мало! Живыми не сдадимся! Отомстите за нас! Прощайте, товарищи!».
Услыхав этот призыв, командир артиллерийской батареи Фёдор Поночевный непроизвольно перекрестился:
— Прости нас грешных, Господи! Это же невозможно — второй раз огонь на себя. Помоги им, Всевышний, если ты смотришь на этих героев.
Снаряды делали свою привычную работу. Истошно вопили раненые горные егеря. Те из них, кто остался за зоной обстрела, спешно отходили на безопасное расстояние.
А разведчики, скрепив воедино ладони, ждали своего снаряда. Вот ослабла рука Юневича. Из неё стало медленно уходить тепло. Ойкнул и неловко упал на радиостанцию Колпинский. Обстрел закончился. Десантники лежали без движения, и со стороны могло показаться, что все они погибли.
— Братцы! Да что же это такое? Мы живы! — еле слышно произнёс Белозёров. И в его голосе был испуг, а не радость. — Братцы, мы же не должны сдаваться в плен! Мы североморцы! — добавил он и устало уронил голову на снег.
— Не будет плена! Не порадуем фашистов, — твёрдо произнёс Бакин. — Берём автоматы, поднимаемся и с криком «ура!» идём на егерей. Пусть знают, как погибают морские пехотинцы.
Медленно, без единого стона, поднимались моряки. Тощева и Белозёрова взвалили себе на плечи. Девять фигур как бы слились в одну, кажущуюся богатырской. Эта фигура угрожающе медленно стала надвигаться на немецкие пулемёты. Егеря, которые ещё не отошли от обстрела, дрогнули. Растерявшийся пулемётчик никак не мог совладать с затвором. А над губой Малая Волоковая нёсся нарастающий крик:
— Ура! Ура-а-а-а!
Крик достиг расположенных на полуострове Средний орудий Поночевного.
— Ура! — закричали артиллеристы. — Живы! Живы!
— Ура! — подхватили крик морские пехотинцы боевого охранения и первой линии обороны.
За 1200 дней обороны Рыбачьего окрестные сопки не слышали такого мощного и сплочённого крика, каким был этот. Вражеских стрелков бросило от него в озноб. Немецкий пулемётчик наконец справился с затвором. Раздалась длинная очередь. Крик «ура!» стал слабеть, а скоро затих вовсе.
На востоке едва заметно алел рассвет. Было 5 часов 45 минут 30 марта 1943 года.

Настоятельно рекомендую к прочтению. Начало рассказа к сожалению я не нашел но вот остальные часть можно прочитать по ссылкам
http://www.arhpress.ru/dvina/2005/4/5/13.shtml
http://www.arhpress.ru/dvina/2005/8/1/2.shtml
http://www.arhpress.ru/dvina/2005/11/23/5.shtml

ХХХ

Из мемуаров полковника Карла Руефа.

Это было как на страшном суде, и как будто небеса разверглись. Неожиданно начавшаяся стрельба окончилась спустя час. Затем глухо разорвались несколько дымовых снарядов и в это время мы уже знали: «Они идут». Когда дымовая завеса спала, кровь застыла у нас в жилах. Русские, на сколько хватало взгляда, массы русских стали наступать на нас и самым страшным было то, что они презирая смерть, вообще не реагировали на огонь беспрерывно строчащих наших пулеметных расчетов, которые изрыгали целый снопы огней. Они не прятались, они падали толпами, но позади них уже шли новые толпы людей. Никто не бросался на землю. У гидры вырастали все новые и новые головы. Огонь пулеметов вообще на них не действовал. И тут из своего окопа я увидел как русские с душераздирающими криками Ура захватили, находящийся в 100 метрах от нас, опорный пункт …
…Из двухсот человек нашей роты спастись смогли только 30, многие из них погибли спустя несколько часов или дней на проселочных дорогах. Мы должны были оставить всех раненых. Среди нас была паника. Перед лицом ужасной, превосходящей силы, которая прокатилась по нам, мы потеряли уверенность в своих силах. Нас преследовал страх попадания в плен. Но прежде всего мы хотели жить…www.eismeerfront.com

ХХХ

Муста-Тунтури стал знаменит в годы Великой Отечественной войны. Как известно, в 1940 году советско-финскую границу «передвинули», и она пролегла в восьми километрах западней хребта. Все имеющиеся на полуостровах части и подразделения Красной Армии готовились отражать нападения десантов с моря. Никто не предполагал, что горные егеря пойдут в наступление с суши, со стороны границы, и потому даже находящийся на перешейке батальон 135-го стрелкового полка с началом войны был переброшен в Пумманки. Вот какие задачи ставились перед бойцами 23-го укрепрайона в директиве 14-й армии от 10 июня 1941 года:

«1. Упорно оборонять полуострова Рыбачий и Средний, не допустив высадки на них морских и воздушных десантов.

2. Быть готовыми к одновременным действиям против морских и воздушных десантов, уничтожая их на всей территории полуостровов…»

Гарнизон Среднего и Рыбачьего имел на вооружении: 5613 винтовок, 144 станковых пулемета, 98 автоматов ППШ, 83 орудия разных калибров, 2 танка, 779 карабинов, 210 ручных пулеметов, 11 зениток, 101 миномет, 62 машины.

Сила немалая, но она была разбросана по большой территории.

К 29 июня 1941 года на участке от Кутовой до Волоковой находился 15-й отдельный пулеметный батальон и 55, 56 и 57-я отдельные пулеметные роты. Все они были в спешном порядке сформированы из новобранцев — жителей Мурманской области. Здесь же дислоцировалась и 4-я пулеметная рота Никишина.

Из других подразделений на названном участке находились отряд разведчиков 135-го полка, пост станции наблюдения и связи Северного флота, небольшое подразделение саперов и 6-я застава 100-го погранотряда. Имелись и два вспомогательных подразделения — клуб и подсобное хозяйство 2-го батальона.

Как известно, на участке границы от озера Титовского до Варангер-фиорда немцы пошли в наступление 29 июня. Уже к исходу дня первые группы фашистов появились на Муста-Тунтури. Они были остановлены. С тех пор и до окончания войны линия фронта по хребту оставалась неизменной!
15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

По количеству погибших на один квадратный метр, по насыщенности беспредельным мужеством Муста-Тунтури не имеет равных. По погодным и геологическим условиям -тоже.

Всю войну линия фронта строилась и совершенствовалась с применением лучших технологий того времени. Одетая в камень и бетон, она впечатляет и сегодня. Но теперь это своеобразный музей под открытым небом.
Землянки и огневые точки нашего боевого охранения строились из камня, мха и бревен. Бывший сапер Николай Митрофанович Абрамов рассказывал:

— Кровью нам дались эти точки. Немцы все подходы держали под прицелом. За каждое доставленное на Муста-Тунтури бревно бойцы платили жизнью или ранением. А как построишь опорный пункт в пятидесяти метрах от линии обороны противника? Любой стук — и тут же мина на голову. Приходилось отвлекать егерей ложными взрывами и атаками.
22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

Ветераны-рыбачинцы помнят одну историю, связанную со строительством огневых точек на Муста-Тунтури.

Было это на высоте «Погранзнак». Горные егеря оперативно построили вдоль линии фронта свои пулеметные доты. А наши солдаты должны были сделать то же самое под вражеским огнем. Они прятались за наспех сложенными каменными брустверами и от этого несли большие потери.

Осенью 1942 года на опорный пункт приполз телефонист Фома Шапиро. Это был балагур и выдумщик, непревзойденный мастак писать письма девушкам. Отремонтировав телефонные аппараты и опробовав связь, Фома травил анекдоты отдыхающей смене боевого охранения. Тут один из моряков ему и пожаловался:

— Хорошо тебе, Фома, ты нас повеселишь и уползешь в тыл, а мы тут камни кровью красим. Немец дотов наворотил, а мы локтем от пуль прикрываемся.

— А вам что мешает так же устроиться? — поинтересовался Фома.

— Ясное дело, немец. Только шевельнешься, он, гад, пулеметом шарит, а то и миной угостит.

Фома на минуту задумался, затем спрашивает:

— У вас пара простыней и пара жердей найдется?

— Ты что, со скалы упал? — засмеялись матросы. — Мы ватники не снимаем месяцами. От вшей избавляемся только в тылу, а ты про простыни.

— Олухи вы. Только и можете, что зубы скалить, — огрызнулся Фома. — Я для дела спрашиваю. Вы мне — простыни, я вам помогу дот построить.

— Простыни могут быть в лазарете, он у нас под горой, возле кладбища, — подсказал командир опорного пункта. Только не пойму я вашу затею, товарищ Шапиро.

Фома не поленился, спустился в лазарет, где за самодельный портсигар выменял у врача застиранные простыни. По его просьбе медсестра Аня Зотова тут же сшила их в одно полотно. Затем в ход пошли сломанные санитарные носилки.

Снова забравшись на опорный пункт, Фома натянул белое полотнище между жердей и головешкой из костра нарисовал на нем портрет Гитлера. Фюрер получился на славу: с усиками, фирменной прической, выпуклыми глазами и требовательным взглядом.

Ночью Фома с матросами перетащил свое творение на нейтральную полосу и установил его рядом с погранзнаком, повернув лицевой стороной к немецкой линии обороны.

С рассветом горные егеря увидели перед собой изображение их главнокомандующего. Что делать? Стрелять по фюреру нельзя. Снять не дают русские пулеметчики. Двое суток красовался рисунок Фомы на Муста-Тунтури. За это время под его прикрытием саперы успели построить два отличных дота. И сегодня видно, что они получились добротнее других.
Так вот строились наши огневые точки. А что же немцы? «Музей под открытым небом» хорошо сохранил все элементы фортификационного искусства немецкой армии сороковых годов. Следует заметить, что на данном участке фронта фашисты имели более выгодные стратегические позиции. Как правило, они занимали вершины гор и сопок и контролировали все подходы к нашему боевому охранению.

Немцы использовали более передовую технологию строительства оборонительных сооружений. Штабы, казармы, лазареты прятали в катакомбах, специально вырытых в скалах. При строительных работах применяли электричество, компрессорные установки, металлоконструкции и бетон.
В одну из рукотворных скал мы нашли и забрались туда. Конечно кроме гнилых досок там больше ничего не осталось. Это место проходное, думаю где-нибудь в сопках можно найти какой-нибудь затерянный ДОТ, в котором что-нибудь осталось.
31.

32.

33.

34.

«Погранзнак» — именно здесь в 1941 году проходила граница между СССР и Финляндией.
35.

36.

37.

Тем временем на вершине мы встретились с Володей и Татьяной, которые только заехали на полуострова. Спустились вниз, как говорится, выпили за знакомство и пошли на экскурсию к Юрию Александровичу.
Около небольшого музея, создателем и смотрителем которого является Юрий Александрович, лежат разные артефакты принесенные с вершины Муста-Тунтури.
38.

39.

40.

Среди них интересен немецкий огнемет. Такими огнеметами «австрияки» сжигали наших солдат, когда те шли в атаку…
41.

Те кто бывал в музее у Юрия Александровича и лично с ним знаком, знают какой он патриотично настроенный человек и этого патриотизма у него хоть отбавляй. Те же, кто не бывал там, очень рекомендую. Послушав увлекательную экскурсию сделав фото на память, мы поехали ставить лагерь на берег Мотовского залива, а заодно рассказать вновь прибывшим ребятам что да как на полуостровах.
На прощание групповое фото;)
42.

Кстати на территории музея, наверное точнее будет сказать так, есть достопримечательность относящиеся не к боевому прошлому. Это череп головы кита. Да да именно кита. Если вернуться в самое начало книги Михаила Орешеты Осиротевшие берега:
» Устье реки Титовки богато историческими событиями. В прошлом даже название самой реки несколько раз претерпевало изменения — ее называли Китовкой, Скитовкой, Ситовкой. (Замечу в скобках, что бедствующему там в последние годы военному гарнизону больше по душе второе название).

Известно, что до ХУ1 века и губа, и река Китовка принадлежали мотовским лопарям. А в 1556 году повелением царя Ивана Грозного были переданы во владение Печенгско-го монастыря. В повелении шла речь и о «вымете» (выбросе) китов. «Коли из моря выкинет кита или моржа, или иного какого зверя…»

«Вымет» китов на берег дал название и губе, и реке. В первой половине XIX века известный исследователь Севера Михаил Рейнеке писал: «Иногда в течение лета выбрасывает на берег до 10 китов, обыкновенно менее, но весьма редко ни одного. Все берега покрыты костями или не истлевшими еще остатками сих животных».

Почему киты для своей гибели выбирали именно это место? Что манило их сюда, заставляло выбрасываться на песчаную отмель? Может быть, виной всему геологическая особенность этого краешка Земли? Известно, что полуострова Рыбачий и Средний растут, ежегодно поднимаясь все выше и выше над водами Баренцева моря. Много веков назад они были островами, и плавающие в то время в местных водах прародители китов могли свободно проплывать мимо скал Муста-Тунтури из Мотовского в Варангерский залив.

Постепенно этот путь становился все мельче и мельче, и наконец настал день, когда киты натолкнулись на непреодолимое препятствие. Вот тут-то животные и заметались в поисках выхода из ставшего ловушкой Мотовского залива. Обессиленные, потерявшие надежду, они выбрасывались на берег.»
43.

Встали на небольшом холме, который во время прилива становиться полуостровом.
Наконец-то растопили самовар, здесь же был снова «банный день», точнее вечер. А еще Татьяна с Володей привезли с «большой земли» всякие вкусности, овощи — так как за наше прибивание на полуостровах все ништяки закончились.
44.

45.

46.

А еще мы видели ГИГАНСКУЮ Луну!!! Таких размеров спутника нашей земли я ни видел никогда! Можно было подумать, что наступает конец света, когда луна «поцелуется» с Землей.
47.

Ну что же, завтра мы возвращаемся на материк, но правда проедем по Полярной дороге. Два раза я здесь бывал и два раза у нас не получалась по ней проехать.
Ну а как бонус к этому рассказу, хочу порекомендовать посмотреть следующие документальные программы. В которых так же рассказывают о войне в здешних местах. Очень многие и интересные факты, о которых я специально не стал писать, так как цитировать все видео не хватит никаких сил, да и нужно ли?
Первый фильм из цикла «Битва за Север» снятая НТВшниками. (Советую не ограничиваться только этим фильмом, посмотреться все части — 8 штук)



Заполярье. Война на скалах. Фильм 1


Заполярье. Война на скалах. Фильм 2


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *