Путешествие во Мглу. Часть 11 — Вдоль Мезени. Лампожня.

После Долгощелья мы поспешили в деревню Лампожня. Там у нас был забронирован домик, баня и человеческие условия бытия. Но прежде мы все же заехали в Мезень, немного пополнили запасы провизии и зашли в местный краеведческий музей.

Предыдущие части:

Часть 1- По дороге на Север
Часть 2 — Вдоль реки Пинега (Сульца, Городецк, Явзора, Веркола, Новый Путь и Ёркино.)
Часть 3 — Вдоль реки Пинега (Шардонемь, Карпогоры, Шотогорка, Погост Чикинский, пещера Колугорская Троя)
Часть 4 — Оленеводы
Часть 5 — Деревня Кимжа
Часть 6 -Тундра
Часть 7 -Деревня Мгла
Часть 8 -Северное сияние или когда ночью не до сна.
Часть 9 — Несь
Часть 10 — Долгощелье

В краеведческом музее, как обычно все на своих местах, от первых поселенцах до наших современников. Так же представлены различные карты, орудия труда и быта первых людей, быт средневековый и прочие-прочие, что есть почти в каждом краеведческом музее.

1.

2.

3.

4.

После музея, по городу гулять мы не пошли. Уже и время поджимало, хотелось бы доехать до Лампожни пораньше, и побольше отдохнуть, к тому же Мезень, как город, нам не приглянулся. Старины почти нет, мы даже не стали делать снимок у стелы города — так как Мезень уже стала доступна круглогодично — а не так как лет 10 назад, чтобы попасть сюда надо было заказывать пропуск в погранзону, и ехать в неизвестный край по не известным дорогам. Сейчас круглогодичная дорога приведет вас сюда, от вас остается лишь изъявить желание.

5.

От Мезени до Лампожни всего 25 километров. Дорога пролетела быстро. Мы заехали в деревню и направились к местному клубу-библиотеке, где должны были встретиться с Любовью Павловной которая бы нас заселила в наши апартаменты. Бросилось в глаза то, что кроме центральной улицы остальные были не чищены, а лишь накатаны снегоходами. И пока мы катались по деревне в поисках клуба-библиотеки проезжали по одной из улиц, где чуть ли не застряли. Мы с Сашей даже посмеялись, что скажут местные? Мол бравые московские путешественники застрял посреди деревни — вот смеху-то было.

В общем мы встретились с Любовью Павловной и начали заселяться в наши апартаменты. Дорогой читатель, дальнейший текст может показаться каким-то глумлением или предвзятым отношением — дескать зажравшиеся москвичи и прочие бла-бла-бла, но это совершенно не так. Я описываю то, что есть по факту и возможно кто-то захочет поехать по нашему маршруту или запланирует ночевку в Лампожне, чтобы люди были понимали и были готовы к такому повороту событий.

И так, мы подъехали к дому барачного типа с двумя крыльцами. На одном из крылец была табличка, которая гласила, что это сооружение является лыжной базой. Я сразу понял, что домашнего уюта здесь не будет, а условия будут весьма спартанские. Разве нам привыкать? Да и если бы мы хотели 5 звезд, мы бы поехали, точнее даже бы полетели строго в противоположном направлении. А так после нескольких дней и ночей скитаний по тайге и тундре, что надо? Теплый туалет, душ или лучше баню и кровать.

6.

Любовь Павловна нам открыла дверь, и мы зашли в большую комнату которая является кухней, вторая комната -спальня. В ней стоят три кровати. На кухне есть большой стол, чайник, электроплитка, холодильник, телевизор и всякие кухонные принадлежности.

Туалет здесь «прямого падения» — ну это как раньше в поездах, когда смотришь в глубину и видно рельсы, так же и здесь, только видно улицу.

7.

На вопрос где можно принять душ, нас конечно разочаровали. Душа как такового нет, а баню надо было заказать заранее, потому что ее надо откопать, истопить, да еще и наносить воды. Что стоит для трех здоровых мужиков откинуть снег от бани и сарая с дровами, натаскать в бидонах воды и затопить печь? Мы хоть и городские, но все же не белоручки. Взяв лопаты в руки, быстро откинули снег, от водокачки натаскали воды, затопили печь. Ребята пошли кушать а я, пока окончательно не стемнело, решил прогуляться по деревне. К тому же через час наш уже ждали в местном музее, где нам должны были провести экскурсию.

8.

9.

Любовь Павловна рассказала, куда сходить и что можно посмотреть. Я взял фотоаппарат и пошел на прогулку. К сожалению, солнце уже село за горизонт и «золотой» свет закончился, на деревню опустилась вечерняя синева. Я немного пошатался по деревне, сходил в ту часть, где сохранились старые дома. Как рассказала Любовь Павловна в начале 20 века в Лампожне был сильный пожар, в котором сгорела большая часть деревни и местная деревянная Троицкая церковь. Дома построенные до пожара, и дома сгубленные позже можно было отличить по типу рубки — дома срубленные в «обло» (с выступающими частями бревен) — более старые, нежели те, которые срублены в «чашу».

10.

Рядом с нашим ночлегом был дом с хозяйством. Во дворе которого паслись несколько лошадей, рядом стояли большие сани. Видно, щели и трещины между рассохшимися бревнами запенены монтажной пеной. Попытка убежать из города? Может быть. Но такая картина хороший деревенский колорит.

11.

12.

Дошел до центра деревни. Вообще Лампожня это как бы остров, или даже острова, особенно по весне, когда на Мезени начинается половодье. Но об этом я расскажу чуть позже. А пока я иду по небольшой низине, которая весной становится своеобразным каналом. И кстати на снимке по центру справа, видны вертикальные столбы — это на минуточку ледорезы!

13.

14.

Дошел почти до берега реки. Здесь уже хорошо видны ледорезы, хотя, наверное, все же основная функция их не пускать внутрь деревни большие льды. Крайний, да неверное уже последний дом, а дальше, через пару десятков метров крутой берег реки Мезень. А этот дом тоже весьма примечательный, о нем есть что рассказать, но это опять же чуть позже. Интересный дом с грустным концом.

15.

Пора было уже идти к музею на экскурсию. Тем более уже начало темнеть. Но я все же прогулялся еще по паре деревенских улочек. Но вот нравится мне деревенские пейзажи, что уж тут поделать.

16.

17.

18.

А вот собственно и дом-музей. На первом этаже разместилась краеведческая и историческая экспозиции, а на втором музей лыжника Владимира Семёновича Кузина.

19.

Как я уже писал выше, первый этаж музея посвящен истории края. И я сделаю небольшую историческую справку.
Лампожня — древнее село, основанное в незапамятные времена новгородцами-землепроходцами, что двигались от Великого Новгорода на Север, в Заволочье и далее для освоения новых морских мест. Об этом свидетельствуют чисто русские фамилии лампоженских исконных жителей: Кузнецовы, Воронцовы, Кузины, Плотниковы и другие. Точная дата освоения села не известна, но в документах Лампожня упоминается уже в XVI веке, как большой торговый центр северо-востока России. В грамоте от 1545 года, жалованная царем Иваном Грозным ненцам Апище и Леске о том, что им разрешено » ставиться чумами на Лампожне, промышлять звери и ловить рыбу, и чтобы пинежане, печеряне и лампоженцы им вреда не чинили и разрешали торговать».

В XVI веке Лампожня была хорошо известна иностранным мореплавателям. В 1562 году в Лондоне, вышла карта России, где на Мезени указано всего два селения: Слобода и Лампас. На карте Лампоженская слобода была обозначена в форме трех колонок церквей. Да в те времена в Лампожне действительно было три церкви.

В XVII веке в Лампожню приплывают торговать английские купцы. С организацией таможенной заставы в Окладниковой слободе (ныне город Мезень), центр торговли переместился туда, а Лампожня начала потихоньку превращаться в тихую деревеньку.

Суровый северный нрав реки Мезень наложил свой отпечаток и на Лампожню не оставив никаких исторических памятников, да что там памятником, река не оставила и следа от самого села. Историческое место Лампожни давно уже смыто и унесено водами реки. Остался лишь околок за озером, ставший впоследствии деревней Заозерье, доживший до наших дней. Лампожня же постепенно перемещалась по острову вниз по течению и ныне оказалась на три километра северней, чем была когда-то.

20.

21.

Родившийся в Лампожне писатель В.И. Попов в своей книге «Повесть о жизни» пишет: «На моей памяти еще осталась старая часть Лампожни, называемая старым погостом, где стояло два овина, а около них была ложбина-луговина-мурга, где мы играли в лапту. На этом погосте вымывало гробы, срубы от колодцев и погребов, с которых мы ныряли в глубочайшую яму, вымытую здесь водоворотом.» И сейчас это процесс неумолимо продолжается. Каждый год, весной Мезень отвоевывает от деревни все новые и новые территории. Река уже в плотную подступает к жилым постройкам, а весной, в половодье, река превращает деревню в три-четыре острова.

22.

После исторической справки нас ждал рассказ про местного уроженца Владимира Семёновича Кузина. Владимир Кузин советский лыжник, олимпийский чемпион 1956 года в эстафете и двукратный чемпион мира. Единственный в истории советского и российского спорта лыжник, выигравший золото чемпионата мира на дистанции 50 км.

В 1954 году на чемпионате мира в Фалуне Кузин стал первым советским чемпионом мира, выиграв гонки на 50 и 30 км. Король Швеции Густав VI Адольф торжественно вручил ему за это большой кубок, на котором было выгравировано: «Королю лыж от короля Швеции Густава VI». Это была первая и последняя лыжная «коронация». После этого случая в лыжном мире закрепилась традиция присуждать неофициальное звание «король лыж» гонщику, который в рамках одного чемпионата мира или Олимпийских игр побеждал бы на дистанциях 30 и 50 км. Кроме Кузина, «королями лыж» в разные годы были: Матти Райвио (Финляндия), Николай Зимятов (СССР), Гунде Сван (Швеция), Мика Мюллюла (Финляндия), Петтер Нортуг (Норвегия). (В скобках следует заметить, что в этом списке «королей» Николай Зимятов является единственным, кому удалось выиграть эти две дистанции на Олимпийских играх, остальные «короли» одерживали свои победы на чемпионатах мира, которые проводятся в два раза чаще).

В 1956 году на Олимпиаде в итальянском городе Кортина д’Ампеццо Владимир Кузин занял пятое место в гонке на 30 км и завоевал золото в эстафете (4×10 км). Таким образом, Кузин стал первым советским лыжником, выигравшим и Олимпиаду и чемпионат мира. В 1957 году за это достижение его наградили орденом Ленина.

23.

Вторая часть экскурсии нам давалась очень тяжело. Второй музей за день, море информации, усталость, желание отдохнуть и пораньше лечь спать. Мы жалостно смотрели на экскурсовода и просили сократить экскурсию. Мы понимали, что такой известный человек, уроженец местной деревни, и что все жители деревни им гордятся и хотят рассказать про него всего и побольше, но мы уже реально от усталости валились с ног.

Экскурсия закончилась, и мы поспешили в баню… Баня уже истопилась, и если в Кимже жар был мягкий, то здесь мы ощутили на себе все прелести свежеистопленной бани. Жар был настолько жесткий, что аж обжигал кожу и легкие. Но как пел Владимир Семенович:

Протопи ты мне баньку по-белому,
Я от белого свету отвык.
Угорю я, и мне угорелому
Пар горячий развяжет язык.
Протопи, протопи,
Протопи ты мне баньку, хозяюшка,
Раскалю я себя, распалю.
На полоке у самого краюшка
Я сомненья в себе истреблю.
Разомлею я до неприличности,
Ковш холодный — и все позади.

В любом случае попарились мы хорошо. Оставалось только попить чай и завалиться спать… Но не судьба была нам сегодня раньше лечь спать и побольше отдохнуть. Первым из бани ушел я. Пошел ставить чайник. Но тут в избу заходит Любовь Павловна и с грустным видом говорит: -«мальчики, у меня для вас грустная новость». Что такое? У меня в голове за пару секунд промелькнуло куча вариантов: мы сожгли турбазу- да нет вот она, все в порядке; мы сожгли баню — да нет же там еще парятся ребята; у нас угнали машины — нет, машины стоят во дворе; нам прокололи колеса — и опять нет; нас обокрали — и снова неверно; что-то с музеем, но что с ним будет то? Так что, что могло случиться в столь спокойном месте. Но оказалось все намного легче и не легче одновременно. Когда мы набирали воду для бани, то мы шланг повесили не так как нужно, а небольшой петлей. Остатки воды в тридцатиградусный мороз быстро замерзли, и переморозили шланг. Твою мать — крутилось на языке. Одеваюсь, бегу в баню, чтобы Саня не сливал кипяток из бака. Рассказываю ребятам перспективу ближайшего время препровождения.

Вместо отдыха мы почти до часу ночи впотьмах, с фонариком бегали с чайником и поливали шланг, одновременно били его, пытаясь разломить лед. Где-то за полночь нам все же удалось разморозить шланг, но вода так и не стала поступать. По всей видимости или слетел шланг у основания насоса или сгорел сам насос. Но хотя он гудел… Неприятно вышло, неприятно.

Как потом сказал Саня, нас в Лампожне наверно провожали со словами из фильма Бумер — «Козлы московские».

24.

Утро следующего дня было морозным и солнечным. Сегодня у нас заключительный день по посещению каких либо интереснтностей. Поэтому завели машины и пока они грелись мы собрали вещи, прогулялись по деревни, еще раз извинились, что оставили пол деревни без воды, хорошо хоть в деревне есть вторая скважина.

25.

Пока машины грелись мы прогулялась по деревне. Пошли туда где стоят ледорезы, на берег реки. К сожалению деревня умирает. Вот от дома остался лишь «туалет прямого падения»…

26.

Зима….
27.

Мы дошли до берега Мезени. Здесь нам живо предстала картина, как река отвоевывает у людей их землю. В одной из популярных соцсетей есть группа Лампожни, вот оттуда я приведу несколько ссылок которые хорошо иллюстрируют стихию:

https://vk.com/lampojnya?w=wall-4191053_2580%2Fall — половодье в Лампожне.
https://vk.com/lampojnya?w=wall-4191053_2025%2Fall — можно сравнить.
https://vk.com/lampojnya?w=wall-4191053_1975%2Fall — Как это все происходит.
https://vk.com/lampojnya?w=wall-4191053_514 — Фотографии половодья те которые были в музее.

28.

29.

На крутом берегу Мезени стоит дом, о котором я писал выше. Говорят, что этот дом самый старый в Лампожне. Дом оказался интересен не только своей стариной, но и росписью фронтонов. Не знаю, относятся ли эти цветочки к домовой росписи которая частенько бывает на Русском Севере, но очень похоже на это. А грустный конец этого дома в том, что на момент написания этого текста (1 февраля 2020 года) — этого дама наверно уже нет… Пока река его не смыла, дом был куплен под разбор, на дрова… После нашей поездки, я звонил Любви Павловне, обрисовывал ей ситуацию, говорил о том, не плохо бы забрать пару дощечек в музей, но на другом конце провода, я слышал легкое недоумение, и не понимание того о чем я говорю — какие-то дощечки, фронтон, цветочки, роспись… И скорее всего роспись этого дома утрачена…

30.

31.

32.

Среди больших изб стоит вот такая трехоконка… Размерами, как мне показалась даже меньше чем у нас в средней полосе. Видимо совсем бедная семья была…

33.

Мы поспешили к машинам, нам пора ехать дальше. Последние взгляды на деревню и мы отправляемся в путь.

34.

35.

36.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *