Путешествие во Мглу. Часть 10 — Долгощелье.

Выехали из тундры уже, когда стемнело. Город Мезень снова прошли транзитом. Безлюдные улочки вечернего города, аромат топящихся печей, свет в окошках изб, печки дышащие жаром, теплые кровати… Но это там, а мы пересекаем реку Мезень и направляемся в село Долгощелье.
Сегодня хотелось доехать до устья реки Колуй, и где-то на небольшой полосе между крутым берегам и торосами встать лагерем. Ровно так же как было у ребят в прошлом году. Но это было в прошлом году, а в этом было немного иначе…

Предыдущие части:

Часть 1- По дороге на Север
Часть 2 — Вдоль реки Пинега (Сульца, Городецк, Явзора, Веркола, Новый Путь и Ёркино.)
Часть 3 — Вдоль реки Пинега (Шардонемь, Карпогоры, Шотогорка, Погост Чикинский, пещера Колугорская Троя)
Часть 4 — Оленеводы
Часть 5 — Деревня Кимжа
Часть 6 -Тундра
Часть 7 -Деревня Мгла
Часть 8 -Северное сияние или когда ночью не до сна.
Часть 9 — Несь

От Мезени до Долгощелья ехать чуть больше 50 километров. Не спеша добравшись до поселка, мы проехали его насквозь, мимо местного аэродрома, к конезаводу. Но дальше дорогу преграждал огромный отвал снега. Посветив фонарями туда, где должна быть дорога, и не увидев ее стало ясно — снега в этом году много… И отсюда нужно делать выводы. Что же, разворачиваемся, едем искать отворотку и нужно уже вставать лагерем. Пока мыкались по разным тропам, пересекли по ухабистой переправе реку Колуй. След от чего-то колесного, уверенно вел куда-то вперед. Проехали мы еще километров пять. Заехали за поворот, тем самым скрывшись от прямого вида из Долгощелья. Нашли что-то похоже на поляну. Пару — тройку раз попытавшись съехать с зимника и подъехать к небольшим деревцам терпели неудачи. Машины тонули в снегу и ехать не могли совсем. Нам оставалась лишь встать лагерем на зимнике.
Температура начала потихоньку опускаться… Вот уже -16С, сумасшедшая влажность, добавляет «холодок». Желание ужинать на улице больше нет. И вообще я сильно устал. Поэтому пью чай в машине и ложусь спать пораньше, чтобы хоть немного выспаться.

Утро следующего дня было солнечным. Лежать в теплом спальнике хорошо, но если я не вылезу сейчас — я долго себе этого не прощу.
Солнце вот -вот поднялось над горизонтом, осветив все в округ своими «теплыми» лучами.
1.

Пропустить такой рассвет было бы преступлением. Одеваю лыжи и иду ближе к реке — к торосам.
2.

На берегу стоят копны сена. Вспомнилась наша первая стоянка на Пинеге
, как раз в копнах сена. Но это было в начале путешествия, тогда мы еще не знали что мы увидим и куда мы попадем. А сейчас мы уже движемся на юг, ближе к дому… И от этого немного грустно.
3.

4.

5.

Немного прогулялся вдоль берега, покрывшись инеем вернулся обратно в лагерь. Там ребята уже разогревали шпроты и кипятили воду. Раз такая прекрасная погода, и я выспался то почему бы не начать день с коробки доширака? Залив лапшу кипятком я снова удалился в салон машины — ибо там тепло. Хотелось спокойно покушать и чтобы не обжигать губы и язык кипятком, и чтобы ложка на морозе не прилепила к губам… И честно говоря, хотелось ради разнообразия попробовать обитать не только на улице, но и в машине.
6.

Пока завтракали, решили проехать дальше по зимнику, посмотреть куда он ведет, может нам повезет и он идет вдоль берега и мы выйдем к Белому морю. Но наши предположения были неверные и через несколько километров зимник от берега свернул в лес. Ну а пока мы у берега можно немного поснимать.
7.

8.

9.

Торосы на реке Колуй, туман и дома.
10.

11.

12.

13.

Тем временем колея ушла от берега строго на восток. Пересекаем симпатичные болотца с чахлыми сосенками. Посмотрев в карту, мы предположили, что это стихийный зимник, хотя это даже, наверно правильно сказать, стихийная колея от трактора, до Койды. До Койды по прямой оставалось около 60 км. В глазах появился азарт и желание. Но холодный ум и трезвый расчет подсказал нам: что 60 км., это по прямой, а значит до конечной цели может быть и 70 и 80 и даже 120 км. То что колея будет петлять по тайге, болотам и озерам это неоспоримый факт. Факт второй — и не факт, что эта колея идет в Койду, а не до какой-нибудь местной делянки. Так же нужно было понимать, что кроме топлива в баках, боле у нас его не было, если что — будет печаль. Разъезжаться здесь будет очень и очень проблематично и самое главное, не дай бог чего, здесь уже нам вряд ли поможет кто либо, как это было в тундре, и все может кончиться довольно печально. Поэтому решаем искать место, где можно развернуться. Иногда надо и отступать…
14.

15.

16.

17.

Возвращаемся в Долгощелье. Русский писатель-этнограф С.В. Максимов писал о Долгощелье в своей книге «Год на Севере», впервые изданной в 1859 году:
Я послушал Гаврила Васильича, нанял четверку оленей, завернулся в теплые, хотя и тяжелые, совик и малицу и по пустынным снежным полянам, через пни и кочки, прямиком, по рыхлому, глубокому снегу съездил на легоньких, но валких саночках сначала, в Сёмжу, а потом за реку Мезень и за сосновые леса в село Долгощелье. В два с половиной часа промчали меня легкие на ходу олени через первое сорокаверстное пространство до Сёмжи, давши возможность увидеть, что это — деревушка дворов в пятнадцать, сбитых в кучу без особенного порядка, но ближе к широкому устью реки Мезени, уже с соленой водой и не замерзающему во всю зиму. На этот раз морская вода сполнялась (начался прилив) и ветер дул с моря, а потому все устье было наполнено льдом синим, весенним. Через 6 часов убылая вода унесла этот лед назад и снова оголила черную воду широкого устья. В деревушке деревянная церковь, но выкрытая тесом и покрашенная в зеленую краску. Она, по обыкновению всех поморских церквей, освящена также во имя святителя Николы, как бы в большее подкрепление народной поговорки, которая давно уже и справедливо гласит, что от Холмогор до Колы — тридцать три Николы. Здесь же, между прочим, слышал я, что при крепких северных ветрах море нередко выгоняет воду из реки на берега, топит и уносит стога, подступая к деревушке под самые избные стены. Это обстоятельство оправдывается тем, что течение прилива и отлива здесь продолжается дольше, чем во всех других местах Белого моря (исключая только Св. Носа), а потому и возвышение прилива здесь наибольшее (до 20-22 футов). Причину этого явления легко объясняют сильным напором приливной волны от севера и стеснением ее в Горле моря.
18.

Село Долгая Щель, расположенное на берегу реки Кулоя, в 51 версте от Мезени (прямиком через болота и труднопроезжие перелески на 4 1/2 часа не слишком быстрой езды на оленях), оказалось селением более людным (83 дома), чаще и красивее застроенным двухэтажными избами, не разрушившимися, как в г. Мезени, к уезду которого принадлежит это село. В старину оно приписано было к Сийскому монастырю; теперь населено государственными крестьянами, которые, как видно на первых же порах, живут достаточно: для наезжего гостя нашлась у них и рыба всякая, и чай, и сахар, и купленные в Архангельске лакомства, вроде кедровых орешков, пшеничных баранок и окаменелых пшеничных же пряников. Щеляне сеют ячмень (хотя и весьма незначительное число), ловят рыбу и в Кулое, и в р. Сойне, которая издавна дарована здешним крестьянам и соенским бобылям. Последние, выселившись из Долгощелья, образовали новое селение — Сoену.

19.

Если верить Википедии, в архивных документах первое упоминание о Долгощелье относится к 1525-1526 годам. Церковный приход, состоявший из с. Долгощельского, находившегося недалеко от приходской церкви, на правом берегу р. Кулоя, из д. Соенской (30 верст от Долгощельского) и из выселка Нижи (30 верст зимним путем и 70 верст летним), по устным рассказам, был организован в 1660 году. Его жители до учреждения монастырских штатов были приписаны к Сийскому монастырю.
В 1670 г. была построена церковь во имя Знамения Божией Матери. Простояв немногим более 100 лет, она сгорела, и вместо нее была построена новая церковь в честь Владимирской иконы Божией матери. 28 февраля 1782 г. она сгорела. В 1783 г. начато строительство новой одноименной церкви, которая была освящена в 1788 г. Она также сгорела, в 1890 г. Уцелели только храмовая икона и металлический крест. Новая церковь строилась из пожертвованного леса и при помощи благотворителей. Всего было потрачено около 2500 руб., из которых 400 руб. пожертвованы о. Иоанном Сергиевым (прав. Иоанн Кронштадтский). Освящена церковь 3 января 1895 г. Приписная церковь: во имя апостолов Петра и Павла в д. Соенской, построена в 1856 г. на казенные средства, освящена 16 января 1865 г. Церковный староста: Иван Сычев с 1887 г. С 25 марта по 11 апреля 1825 г. в Долгощельском находилась миссия, учрежденная для обращения самоедов в христианство. В нее входили архимандрит Антониево-Сийского монастыря Вениамин, священник Ижемского прихода Феодор и дьячок Иаков Истомины, а также чиновник Алексий Федоров. В результате работы миссии были крещены 176 самоедов с детьми. Возблагодарив за такой успех Господа Бога и Пресвятую Богородицу, архимандрит Вениамин возложил свой архимандритский крест на храмовую икону Божией Матери и после литургии в Светлую пятницу 3 апреля отслужил молебен с крестным ходом вокруг храма. Архимандрит Вениамин ходатайствовал о том, чтобы сделать такой крестный ход ежегодным, на что и был получен указ Пинежского ДП от 22 мая 1825 г. Крестьянин Соенской деревни Петр Крапивин получил Высочайше пожалованную серебряную медаль за содействие в работе миссии, а также за пожертвования, сделанные его сыном в пользу церкви. В Долгощелье в 1911 году жил в ссылке К.Е. Ворошилов — знаменитый советский военачальник. Также в Долгощелье родился Д.П. Буторин — боцман ледокола «Георгий Седов», участник арктического дрейфа во льдах Северного Ледовитого океана, Герой Советского Союза. В наши дни Долгощелье — пожалуй, самое большое из поморских сёл, находящихся на побережье Белого моря. Село вытянулось вдоль реки Кулой на добрых два километра. Население — около 750 человек.

Проезжаем обратно реку Колуй по ледовой переправе. Красивый обрывистый берег и деревенские дома — отличный вид!
20.

21.

22.

Из достопримечательностей в Долгощелье стоит отметить: конезавод на северной окраине села, где разводят лошадей мезенской породы (эти лошадки гуляют под открытым небом даже в 20-градусные морозы) и большой деревянный дом культуры в центре села, построенный в 50-е или 60-е годы силами местного колхоза «Север». В поселке есть еще старые избы и два поклонных креста.

23.

24.

25.

А вот местной рыбкой разжиться не получилось. Девушка, продавец, местного магазина сначала предложила нам купить замороженную рыбу из Питера, но когда мы намекнули, что нам бы хотелось местной рыбки, она предложила взять удочки и идти на реку ловить… Ловить рыбу здесь нельзя. Конечно, я думаю, местные ловят для себя, но чужакам да еще с непонятными номерами продавать, конечно, никто не стал. Вот так… Стабильность.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

Проехались по задворкам поселка. Бывает, что во дворах припаркованы карбасы, или 157 ЗИЛы.
32.

33.

Посмотрев на Долгощелье мы отправились дальше. Сначала заехали в Мезень, зашли в пару магазинов, пополнить провизию. Зашли в местный краеведческий музей, а оттуда поехали в «гостиницу» в деревню Лампожня.
34.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *