Бесов Нос 2016. Возвращение.



I15 сентября. Шесть утра. Ключ в замок зажигания –запуск! Дизельный рокот нарушил утреннюю тишину одного из дворов спального района на окраине огромного города муравейника. Больше года у меня не получалось никуда выбраться за тысячи километров от дома. И вот снова осень, нельзя было второй год упускать эти лучшие деньки в году. На этот раз мой путь лежит в Карелию – на Бесов Нос.

Первый мой визит на Онего был более двух лет назад. В июне 2014 года. Но тогда поездка омрачилась тем, что по пути к Бесу сломался мой фотоаппарат и воспоминания о той поездке в основном остались лишь в памяти. В памяти так же осталась и дорога; особенно запомнилась ее первая часть. Заход через Шальский, который был обозначен как лайтовый. Но по факту, дорога на Каршево оказалась куда легче и быстрей. Но, летом этого года, на горесть джиперам и на радость местным жителям, наконец-то рухнул многострадальный мост через реку Сустрежа. А значит въезд и выезд только через живописную дорогу вдоль Онежского озера. С этими мыслями я отправился в путь.

Под катом: + 42 фото и много-много букв

Около девяти утра под Ростовом встречаемся с Денисом. Еще два экипажа, к сожалению присоединиться к нам не смогли. Но это был не повод отменять поездку, тем более она была со знаком «плюс».

На улице стояла пасмурная погода, что с одной стороны немного омрачало настроение, с другой стороны радовало — что не было дождя. В Вологде на какое-то время вышло даже солнце. После Вологды листва на деревьях уже примерила осенние наряды. Хвойные, вечно зеленые деревья заметно выделялись от своих лиственных визави.

Что еще бросилось в глаза? Так это капитальный ремонт дороги Р5. Скоро это будет идеальная трасса и можно сказать образцово показательная. Я помню как в 2014 году, особенно перед Пудожем, шарахался от ям по обочинам, то теперь плавность хода нарушал лишь дисбаланс колес.
Как обычно за Липиным бором начался дождик, точнее ливень. Сколько я ездил по этому отрезку дороги, столько я попадал там в дождь. Карелия нас встретила мелким дождиком, который к счастью скоро прекратился.

В пять минут девятого наши машины выехали на берег пляжа в Шальском. Лагерем встали в конце длинного пляжа на замечательной полянке, к счастью туристический сезон закрылся и пляж был почти пустой и выбор места под ночевку проблем не составляет. Место под лагерь было расположено на небольшой песчаной горке, в сосновом лесу. От ветра со стороны озера защищала самодельная стенка из лапника. На полянке было место под 2-3 машины; в центре стояли сколоченные из досок — стол и две лавочки. Денис заехал поглубже, я подъехал задом максимально близко к столу, чтобы можно было дотянуть до него газовую плитку на которой будет готовиться ужин.

На ужин сготовили гречку с тушенкой, которую я купил на пробу в Ростове. Я рассказал Денису планы на завтра и немного про дорогу, которая нас ждет дальше.
На улице уже давно стемнело. Это не июнь с его белыми ночами, сейчас уже темнеет рано и сидеть в потемках, да и после долгой дороги смысла особого нет – так что после ужина разбрелись по машинам/палаткам спать и готовиться к завтрашней дороге.

II

16 сентября. Девять утра. Берег Онежского озера где-то под Шальским. Сегодня погодка разгулялась, и пока мы завтракали, сквозь тучи показалось голубое небо– это хороший знак подумалось мне. Пока машины грелись, мы решили пройти посмотреть на начало дороги. По моей памяти заход на мыс Черный, был в аккурат из вод Онежского озера.

Спустя два года ничего не изменилось. Заход на лбы (так я назвал первый участок) по-прежнему не изобиловал вариантами: первый — по колее; второй – из воды. Денис выбрал первый вариант, я второй. Но позже он передумал и поехал за мной через озеро. После озера нас встретили первые камни и подъем на «лбы», а также первое препятствие, которое без штурмана будет немного проблемным местом.
1.

2.

3.

4.

5.

6.

Каменные лбы ничем непримечательные, трудных мест здесь нет, запоминаются они лишь видами на Онежское озеро. Именно здесь в абсолютно безобидной ситуации я в очередной раз отрываю передний левый брызговик. Добрались до спуска в лес. Остановились, пошли прогулялись, посмотрели что там дальше.
Дальше была дорога больше похожая на каменный ручей. Но сложностей она так же не представляет. Медленно, с камня на камень, она проезжается.
Второе препятствие было посложней. Здесь уже пришлось прибегнуть к помощи сантрака и одной человеческой силы. Здесь был окончательно и бесповоротно утерян кусок от задней части глушителя.
7.

8.

9.

10.

Третье неприятное место, где в 2014 моя лебедка лишилась… ну вы поняли… Сейчас это место раскатано до не узнаваемости. Но поработав немного руками и ногами, из подручных пеньков были заложены неприятные, глубокие ямы. В общем, проходиться спокойно. Пока мы ровняли дорогу, откуда-то из глубины леса до наших ушей дошел непонятный рык. Мы с Денисом переглянулись и одним, но очень большим шагом были перенесены к машинам. На какое-то время мы превратились в одно большое ухо. У машин мы переглянулись еще раз. Каждый из нас понимал, что этот звук издал – косолапый. По какой-то причине ружья, к сожалению, с нами не было. Конечно, стрелять в медведя никто из нас бы не стал, но произвести выстрел в воздух и обозначить свое присутствие на многие километры, было бы очень кстати. За не именем ружья шум мы создали за счет своих голосовых связок и клаксона автомобилей. Постояв еще немного у машин, Денис порассуждав логически о повадках медведя, пришел к выводу, что зверь скорее всего ушел своей дорогой, ну а нам нужно было продолжать строить свою.
11.

12.

Впереди был отрезок вполне сносной дороги, которая петляла сквозь поросли молодых сосен. Мы подъехали к самому животрепещущему месту этой «сказочной дороги» — песчаной горке. В лесу, с обратной стороны горки на удивление было сухо. Два года назад здесь была очень неприятная болотина, которая не давала мне возможности разогнаться, и пришлось в этом месте немного подпалить сцепление.
13.

Поднявшись на песчаный холм и обратив свой взгляд вниз, туда, где гора соединяется с песчаным пляжем – меня что-то смутило. Что именно я понял лишь тогда когда спустился вниз. Теперь я понял, о чем писали ребята на К5, чей отчет я читал буквально накануне. Теперь я отчетливо понимал про какой обрыв они писали, когда штурмовали гору. Воды Онежского озера очень сильно подмыли берег. И где раньше был плавный спуск на пляж – сейчас плещутся холодные воды Онего. Спускаться туда вниз было немного боязно. Опасение вызывал крутой поворот, который мог вынести к краю горки. Но следы проезжавших тут до нас людей говорили об обратном – проехать можно. Несколько минут и две машины на втором пляже. Самый трудный участок мы прошли. Впереди нас ждал еще один СУ, но он был намного легче, но со своей изюминкой.
14.

Быстро проехав песчаный пляж, мы снова свернули в лес. Впереди нас ждали несколько неприятных мест: первое из них лишь условно можно назвать неприятным, я его назвал — «подъем с разворотом». Сразу за ним оказалось местечко где ошибка пилотирования привела к лебежению. Читая чужие отчеты перед поездкой это коварное место несколько раз фигурировало: первый раз со ступеньки сорвался белый УАЗ Патриот, ребята которого при помощи двух джеков и лебедки поднимали машину на камень; второй – это где в луже раскорячилась стопятка. Ступеньку и лужу прошли спокойно. Дальше была ступенька, которая возможно вызовет некоторые сложности на обратном пути.
15.

Но вот мы подошли к точке которая или пустит нас дальше или придется оставлять здесь машины и идти пешком. Это глубокий ручей с крутыми берегами. Я думал, что именно здесь мы будем лебедиться все без исключения, ну разве что Саня на Патруле (который поехать не смог) пройдет это место ходом — ибо 35е колеса и минимальные свесы позволили бы это ему сделать.

Дно в ручье оказалось твердым, самостоятельные выезд на другой берег мог ограничить лишь передний свес моей машины. Но каково же было мое удивление, когда своим ходом сначала забрался я, а затем и Денис на пикапе, у которого въезд на горку так же мог ограничить свес, но уже задний.
16.

На моей памяти больше засадных мест быть не должно, но чужие отчеты говорили об обратном. Впереди нас ждала непонятная глубокая лужа посреди дороги. Лужа не заставила себя долго ждать. Откуда она здесь взялась и почему, для меня так и осталась загадкой. Пока вода из лужи вытекала через «канал» который я проковырял, мы с Денисом прикидывали траекторию для лучшего прохождения. Первым собственно пошел я. Траектория была выбрана неправильно. Пришлось второй раз разматывать лебедку. Тем временем нам на встречу выехали несколько квадрацеклистов. Пока я сматывал трос лебедки мы разговорились про дорогу. Ребята шли из Каршево. Мост в Каршево пригоден разве что для прохождения квадриков, багги уже не помещается на нем. Так же ребята задумчиво качали головой и сулили нам проблемную дорогу дальше и говорили что мы там не проедем. Эх если бы на тот момент они видели где мы уже проехали, то такой разговор мог бы и не состояться. Распрощавшись с квадрами, вторым штурмовать яму пошёл Денис. Он выбрал другую траекторию, которая была более успешная.
17.

18.

Через сотню метров появились камни. Ничем кроме как парами ударами об защиту камни больше не запомнились. Впереди была еще одна колея залитая водой, но проблем так же она не доставила. Все, маленькая песчаная горка и мы на третьем песчаном пляже в конце которого нам предстоит встать лагерем.
19.

Лагерем встали на том же месте где стояли в июне 2014 года. Место там очень удачное. На невысоком песчаном пригорке расположена небольшая поляна. После урагана здесь было много поваленных деревьев, а значит, с дровами проблем возникнуть не должно было. К тому же на поляне из досок был сколочен небольшой столик и лавочка, а у кострища лежали наколотые дрова.

От лагеря до Бесова Носа оставалось около полутора километров. Расстояние, как мне казалось, достаточное, на случай если к нам в гости зайдут местные егеря, как-никак, а мы все же находились на территории Муромского заказника. Но если бы мы встали лагерем непосредственно на Бесовом Носу, то проблемы в случае чего нам были бы обеспечены, здесь же на некотором удалении был бы шанс спустить инцидент на тормозах. Но забегая вперед, расскажу что к нам никто не подходил, а тех кого мы видели никакой интерес ни к нам, ни к нашему лагерю абсолютно не проявлял.
20.

21.

После того как мы расположились на этой уютной стоянке, мы быстренько приготовили запоздалый обед, покушали, собрали кое какие вещи и отправились к петроглифам. Путь по пляжу был затруднен из-за воды вплотную подошедшей к обрывистому берегу. От чего поднялся уровень воды в Онежском озере, я так и не понял, то ли это из-за северного ветра, нагонявшего на наше побережье волну; то ли волны Онего так подмыли берег; толи из-за дождей которые, со слов местных, поливали здесь всю прошлую неделю и закончились буквально к нашему приезду. Вскоре пришлось карабкаться по крутому песчаному берегу наверх – в лес. Здесь уже была натоптана тропа в нужную нам сторону. Минут за тридцать – сорок мы достигли каменных лбов Онежского озера на которых и были изображены различные рисунки сделанные людьми, жившими на этих места многие тысячи лет назад.

Немного слов о том, что же это за мы такой и чем он знаменит (ну мало ли кто не знает):
В географическом смысле Бесов нос представляет собой скальный мыс, на 750 метров выступающий в Онежское озеро, находящийся между мысами Перри нос и Кладовец и являющийся частью пояса прибрежных выходов кристаллических пород. В историческом смысле мысы Бесов нос и мыс Кладовец являются, сохранившимися до нашего времени, монументальными живописными полотнами первобытного человека. Мрачные каменные берега этих мысов несут на себе группы узоров разной сложности — петроглифы. Наборы петроглифов мысов Кладовец и Бесов нос являются одними из самых крупных на Онежском побережье, насчитывают в своем составе около 100 изображений. В петроглифах мыса Бесов особенно выделяется изображение антропоморфного существа, называемого Бесом из-за изображенных наростов на голове, напоминающих рога. Размер изображения длинной около 2 метров и оно окружено множеством более мелких изображения, на которых изображены птицы, люди, рисунки из повседневной жизни. Петроглифы являются памятникам монументального изобразительного творчества первобытной эпохи и датируются IV—III тысячелетием до нашей эры.
22.

23.

24.

25.

26.

Солнце стремительно зашло за горизонт. На побережье опустились сумерки. Мы поторопились обратно в лагерь. Онего провожало нас красивейшим закатом. Ложиться спать в семь вечера конечно же никто из нас не собирался, поэтому мы быстренько организовали костер, ужин и всякого рода выпивалки. Расположившись в уютных креслах у костра, Денис рассказывал разные истории из своих походов и поездок которые приключались с ним. Время перевалило далеко за полночь, когда мы разбрелись по машинам/палаткам, чтобы отдохнуть и набраться сил перед завтрашним днем, который сулил нам не малую прогулку по окрестностям Бесова Носа.

III

17,09,16 Пляж у Бесова Носа. Под шум волн спалось великолепно, но под утро стало как-то зябко. На улице уже было светло. Спать совсем не хотелось, и я решил полежать подумать о чем-то.
Сегодня днем нам предстояла не маленькая прогулка к устью реки Черная. Взяв все необходимые вещи: небольшой запас продуктов и горячий чай в термосе отправились в путь. Для начала решили проверить, куда шла хорошо накатанная дорога от нашего лагеря. Уж очень хорошо была она накатана. Но чудес не бывает, буквально через метров двести дорога уперлась в очередной завал, перед которым была полянка, на которой разворачивались машины. Но тропа вела куда-то дальше и главное в нужную нам сторону. Постепенно тропа растворилась в траве и стала больше напоминать – тропу звериную.

До урочища Бесов Нос оставалось чуть больше полукилометра, когда тропа в хоть каком-то понимании этого слова совсем пропала. Идти на ощупь не хотелось совсем, к тому же обувь, кеды и кроссовки, одетые на нас явно не предполагали прогулки по сырому лесу. Решили возвращаться и идти вдоль берега.
27.

28.

29.

Чтобы разнообразить наш путь мы решили пройти по дороге которая ведет в заброшенный поселок, а от него либо в сторону Каршево либо непосредственно на Бесов Нос. По этому участку, по причине развалившегося моста в Каршево мы не поедем, так хотя бы пройти его ногами. Этот отрезок пути совсем небольшой и вскоре появилась заброшенные дома бывшей деревни. Покосившиеся от времени избы утопали в пожухшем от времени зарослях Иван-чая. Бросилось в глаза, что Иван-Чай здесь был каких-то невероятных размеров, его жирные стебли больше напоминали стебли от малины или ежевики. А толстые и в недавнем времени жирные листья, так и просились чтобы они были собраны, засушены и радовали людей своим летним ароматом долгими осенними или зимними вечерами.
30.

Кстати про малину – идем, мы значит с Денисом, о чем-то разговариваем, вдруг он спрашивает меня:

— Ты знаешь, кто водится в малине?

-Косолапый – не задумавшись, ответил я.

— Правильно – ответил Денис, в тотчас мы переглянулись и насторожились. Я попытался отогнать дурные мысли от себя, так как малина уже давным давно сошла и вообще места здесь людные, а медведь чего дурак что ли лезть на рожон… С такими мыслями мы вышли на единственные перекресток в покинутой деревне. Налево уходит почти заросшая колея. По траве хорошо видно, что габарит колеи стал несколько меньше, машины по этой дороге уже давно не ездят, сейчас ее используют только квадроциклисты, но как только мост окончательно развалится природа заберет свое и дорога раствориться в лесу. Лишь глубокие колеи поросшие мхом и черничником будут напоминать о некогда славном тракте…
31.

Направо же уходит дорога к Бесову носу – нам туда. Пройдя несколько десятков метров в колее мы видим отпечаток лапы медведя, точнее даже медвежонка, а чуть дальше след мамаши. Я конечно не могу сказать, что в тот момент мог перекусить лом, но осадочек остался. Вся неприятность заключалась в том, что след был свежий и наши направления совпадали. С песнями и бряканьем металлической цепи, найденной на дороге, мы быстрым темпом идем на берег Онежского озера.
32.

33.

Восточный берег Онежского озера в частности от устья Волды и до устья реки Черной изобилует небольшими песчаными бухтами ограниченными каменными мысами: Черный, Карицкий нос, Пери нос, Бесов нос и Кладовский нос. Особенно большой была бухта между мысами Бесов нос и Кладовский нос. Мыс Бесов нос вклинивается в воды Онежского озера почти на 750 метров. А высокие песчаные дюны мыса защищали от пронзительного северного ветра северную часть уютной бухточки. Здесь в северное ее части, был абсолютный штиль. Мелкая рябь стелилась по воде, чего нельзя было сказать о южной части бухты или противоположного берега Бесова носа – там дул пронизывающий северный ветер, а темные воды Онего с грохотом разбивались о гранитные лбы мысов.

Бредя по длинным песчаным пляжам, пригревая последними теплыми лучами карельского солнца, можно было представать себя на каком-нибудь южном курорте, для полноты ощущений мешали надетые на меня куртка, толстовка, тельник, штаны и кеды. Пройдя местный «экватор», где северный мыс уже не мог защитить нас от пронизывающего ветра, а волны Онего заворачивались в белые барашки и шумом стелились у нас перед ногами возвращало нас в реальность – мы на Севере и не лишним будет здесь натянуть на голову еще и шапку.

34.

Устье реки Черной изобилует местами для стоянок. Сюда бы летом да на недельку. Можно расположиться на отдельном острове, чтобы не мешал никто из соседей или встать лагерем на высоком обрывистом берегу, откуда наблюдать за красивейшими карельскими закатами.

Побродив некоторое время в устье Черной, мы пошли в сторону Бесова носа. Бесов нос нас встретил пронзительным ветром, а Онежское озеро штормом. Ветер гнал на нас белогривые волны, гнул деревья, обрывая с них листву. Вдали на небе висели свинцовые тучи, а прям из озера росла радуга. Не вооруженным глазом было видно, как радуга приближалась к нам, как будто хотела поглотить нас в своих цветах. Мы быстро смекнули и побежали в маяк укрываться от бури. Шквалистый ветер и дождик тот час обрушились на мыс. К счастью, что такая погода редко когда бывает надолго, и через полчаса дождик прекратился. Ходить по мокрым скалам, особенно в моих кедах, было попросту опасно. С надеждой, что вечером будет красивый закат мы отправились обратно в лагерь на обед.
35.

По плотным тучам угадывалось, что красивого карельского заката сегодняшним вечером нам не видать как собственных ушей и вечером того же дня мы прогулялись в противоположную сторону на мыс Карицкий нос. Там так же есть несколько наскальных рисунков. Но к сожалению из-за шторма увидеть нам их не удалось, уж слишком опасно было спускаться к воде по скользким камням. Зато на обратном пути на глаза попался ничем не приметный до этого ручеек. Внимание на себя он обратил, прежде всего, тем что «берега» подмылись и стали сантиметров на 30 выше уровня воды, да к тому же еще и отвесными. Найдя свои вчерашние следы, которые четко указывали направление моего движения – мне стало как-то не по себе. Сразу на ум пришла песчаная горка – Клиновуха. Фантазия на почве эмоций рисовала какой-то блок-бластер: где огромные волны дневного шторма размывают подъем до основания и что делать дальше не совсем понятно. С одной стороны разрушенные мост, с другой размытая гора. Эти мысли крутились у меня в голове весь оставшийся вечер и бедующую ночь.
36.

37.

38.

К вечеру ветер не стих, и продолжал все так же монотонно дуть в одном направление и с одной и той же скоростью. К концу вечерних посиделок стало как-то совсем не по себе, легкий озноб прошиб мое тело. Хотелось поскорее укрыться от пронизывающего ветра в теплом спальнике. Но в машине было не намного теплее чем на улице, разве что не было ветра. И тут я вспомнил – автономка! У меня же есть автономка! Включаю клавишу, выставляю мощность, а сам собираю вещи и готовлюсь ко сну. Автономка защелкала топливным насосом, из глушителя повалил сизый дым женой солярки. Через десять-пятнадцать минут в машине становиться тепло, даже немного жарко, но это и хорошо можно еще посушить отсыревшие за день вещи.

Лежу в машине на спальной полке, из приоткрытого окна доносится шум волн, порывы ветра, ударяясь об натянутый тент, покачивают машину. Но в моем «домике» сухо и тепло; где-то в багажнике монотонно щелкает топливный насос автономки, из воздуховода дует горячий воздух – красота. После прогулки почти в двадцать километров на свежем воздухе, в тепле меня быстро разморило, и я провалился в мир снов.

IV

18 сентября – дорога к Шальскому. Спалось сегодня плохо, виной тому, скорее всего, были в подсознании мысли об Клиновухе – песчаной горке, главным препятствием на сегодняшнем пути. Под утро снова стало зябко, минут за сорок до подъема завожу автономкку. Скоро в машине стало вполне комфортно. К воздуховоду печки положил одежду, чтобы она немного погрелась. Куда приятней было одевать теплую, я бы даже сказал горячую, и сухую одежду нежели как обычно было до этого быстро влезать в сырые и холодные штаны. Автономка действительно очень полезная и нужная вещь при путешествие дикарем осенью или весной, когда маршрут построен таким образом, что проходит мимо гостиниц и мотелей.

Выйдя на улицу, к моему удивлению ветер не только не стих, но и даже не поменял направления. Дурные мысли снова полезли мне в голову. Чтобы от них отвлечься, нужно выпить чашечку ароматного чая, с какими-нибудь сладостями, а еще лучше вкусно и плотно позавтракать.
Перед обратной дорогой мы с Денисом сходили еще раз к бесу, и прошлись по соседним мысам. Но из-за шторма продолжавшегося уже третий день мы снова не рискнули лазить по скользким камням. Посмотрев еще раз на наскальное творчество наших далеких предков и попрощавшись с бесом, уже наверное навсегда, мы отправились в обратный путь. Уходя мы все же бросили на удачу пару монеток в холодные воды Онежского озера, чем бес не шутит, может еще свидимся?
Обратный путь давался намного легче. Ошибки учтены, траектории прохождение неприятных мест уже знаем и как в итоге ни одной размотки лебедки на обратном пути, понятное дело, что кроме Клиновухи.

Подъехали к песчаному подъему. Слава Богу горка предстала перед нами в том же виде что и позавчера. Выходим из машин чтобы понять как подниматься на Клиновуху. Хотя, что тут говорить и изобретать велосипед? Есть один способ который проверен десятками машин: разгон, на полной скорости взбираться на сколько получиться, а дальше подтягиваться на лебедке. Но мы все же немного ходим ногами, смотрим минимальную высоту, на которую нужно подняться. Ни так уж все и страшно, если не смотреть назад, на обрыв, где вода размывает берег прямо на глазах.

Приготовили корозащитку, шаклы, блок. На всякий случай кинули динамку для подстраховки. Первым пошел я. Перед подъемом спустил колеса до 0,8 атм. На малом ходу, на понижайке без нагрузки утрамбовал немного заезд. Откатился назад. Теперь только вперед. Первая пониженная, вторая, перед самой горкой третья, газ в пол… через мгновение сквозь лобовое стекло видно только кроны сосен. Моего разгона хватило чтобы забраться на половину горки. А дальше немного подпалив сцепление на лебедке, моя машина оказалась наверху Клиновухи. Точно так же был затащен наверх и пикап Дениса.
39.

Главное препятствие пройдено, можно и пообедать. После обеда остался один лишь марш-бросок; в половине шестого мы выезжаем из вод Онежского озера на пляж под Шальским…

На ночь встали на большой поляне в сосняке, подальше от ветра. Картина на горизонте сулила нам приятное зрелище. Узкая полоска ясного неба, шириной в диск солнца, расположилась аккурат между плотными тучами и водной гладью озера. Мы достали стулья, налили в кружки разные выпивалки и начали созерцать появление светила, а затем и красивейший закат.

Солнце выйдя из-за туч окрасило своим ярко красным, закатным светом все в округе, сосновый лес, песчаный пляж и наш лагерь. Диск солнца с трудом помещался в этой узкой трещине из облаков. Солнце неумолимо погружалось за горизонт буквально на глазах. Я успел буквально сделать несколько кадров, как солнце ушло за горизонт, окрашивая в алый цвет облака на небе. Стемнело. На кораблях, стоявших, на рейде зажглись огни. Непринужденный разговор двух друзей и треск сухих веток в костре нарушал тишину в этот вечер. А сотни искр поднимавшихся над их головами ознаменовали об удачном завершении поездки на Бесов Нос; но впереди их ждали сотни километров грейдеров, деревянные церкви, но об этом я расскажу в другой раз.

Продолжение нашего путешествия: Малошуйка и Нименьга.

40.

41.

42.

Немного статистики и один, но немаловажный вопрос.

Дорога туда у нас заняла в общей сложности шесть часов: обход мыса Черный-4 часа; обход Карицких носов – 1-50.

Дорога обратно заняла примерно четыре часа: обход Карицких носов – 50 минут; подъем на Клиновуху – 1-20; обход Черного мыса – 1-20.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *